Зарплата станет важнее налогов при банкротстве

Зарплата станет важнее налогов при банкротстве

На прошлой неделе правительственным председателем Дмитрием Медведевым проводилось селекторное совещание. Главной темой беседы стала проблема с зарплатной задержкой.

«Всем хочется знать, что ждет нас завтра. Все хотят быть уверены в будущем, чтобы была возможность построить планы для себя, своей семьи. Всем нужен стабильный доход. Для его существования нужно в установленные сроки получать зарплату – это аксиома», — подчеркнул председатель правительства.

Он отметил, что на сегодняшний день задолженность по зарплатам достигает четырех миллиардов рублей. Это менее процента от месячного зарплатного фонда предприятий, на которых висят долги. Премьер подчеркнул, что каждый невыплаченный рубль приходится на живых людей, которых набралось уже 70 тыс. человек.

Медведев подчеркнул, что Правительством разработан комплекс мер. Утвердили «дорожную карту», которая позволит контролировать выплаты заработной платы. Работодателей ждет повышенная административная ответственность. Двукратно повышен размер компенсации в случае просрочки по зарплатной выплате.

В рамках совещания Ольгой Голодец подчеркнута необходимость обсудить ряд законодательных инициатив. В частности, речь шла об изменениях в законе о банкротстве. Целью изменений является повышение очередности выплаты зарплаты.

Напомним, что на данный момент заработная плата по важности выплаты находится на одном уровне с налогами и взносами. Профсоюзами же предлагается переместить заработную плату на более высокую строчку, нежели платежи в налоговую и страховщикам.

«Этот шаг является неординарным, поскольку ранее приоритетное право списания всегда было у налогов. Однако председатель Правительства подчеркнул, что налоговые органа обладают большими возможностями в плане списания задолженности. Уже дано соответствующее поручение о проработке изменений. Будет создана рабочая группа, в которую войдут представители как сторон работодателей, так и работников, будут подготовлены предложения по изменению закона», — подчеркнула Голодец.

Дополнительно было предложено создать систему помощи для работников, столкнувшихся с длительными затяжками по выплате заработной платы из-за банкротства предприятия. Из-за длительного удовлетворения прав бывших сотрудников растет социальное напряжение. Для решения этой проблемы предлагается создать независимые фонды, которые будут заниматься выплатами задолженностей.

При банкротстве зарплата будет важнее налогов

В минувшую пятницу председатель Правительства Дмитрий Медведев провел селекторное совещание, на котором обсуждалась проблема с задержкой зарплат.

«Все люди хотят быть уверенными в завтрашнем дне, иметь возможность строить планы и для себя, и для своей семьи, опираясь на стабильный доход. А для этого нужно получать заработанные деньги вовремя и в полном объёме – это аксиома», – сказал Дмитрий Медведев.

По его словам, задолженность по выплате зарплат составляет сейчас около 4 млрд. рублей, что ниже 1% месячного фонда зарплаты предприятий, которые имеют зарплатные долги. Однако за каждым невыплаченным рублем стоят живые люди, отметил премьер. Таковых уже 70 тыс. человек.

Дмитрий Медведев отметил, что Правительство предусмотрело целый комплекс мер. Утверждена «дорожная карта» по контролю за выплатой заработной платы, повысилась административную ответственность работодателей, в 2 раза повышен размер компенсации за просрочку выплаты зарплат.

Ольга Голодец отметила, что в ходе совещания обсуждались некоторые законодательные инициативы. В частности, предлагается внести изменения в закон о банкротстве с целью повысить очерёдность выплаты зарплаты.

Сейчас заработная плата стоит в одном пункте с налогами и взносами. Профсоюзы предлагают обозначить первенство заработной платы перед налоговыми и страховыми платежами. «Это неординарный шаг, потому что до этого всегда в приоритетном порядке списывались налоги. Как отмечено было Председателем Правительства, у налоговых органов больше возможностей по списанию задолженности. И здесь дано поручение проработать такую возможность. Создадим рабочую группу вместе с представителями работников и работодателей и подготовим свои предложения в отношении банкротства», – отметила Голодец.

Кроме того, обсуждалось создание системы помощи тем работникам, которые имеют задолженности в результате банкротства, процедура которого затягивается подчас на годы. Права бывших сотрудникв удовлетворяются в течение нескольких лет, что создаёт серьёзное социальное напряжение.

Предложено создать независимые фонды, для того чтобы выплатить задолженность, а потом переуступить права. То есть истцом становится фонд, который обеспечит погашение задолженности по заработной плате, а затем истребует с предприятия-банкрота эти средства.

«Ситуация опасна тем, что она может стимулировать банкротства, может создать благоприятные условия для формирования задолженности. Вместе с тем сегодня многие считают, что это будет эффективная мера по предупреждению развития серьёзной социальной напряжённости в отдельных регионах России», – отметила Голодец.

Оплата зарплатных налогов и сборов в конкурсной процедуре банкротства

Ситуация: согласно п. 2 ст. 138 Закона 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” разрешается оплата услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей за счет 5% от стоимости реализованного залогового имущества (денежные средства на счете уже имеются). На нашем предприятии с такими лицами заключены срочные трудовые договоры до окончания конкурсной процедуры, соответственно таким лицам выплачивается заработная плата в качестве 3-й очередности текущих платежей.

Вопрос: Может ли конкурсный управляющий за счет вышеуказанного источника (3-я очередность) оплачивать удержанный при выплате заработной платы привлеченным специалистам НДФЛ и взносы в Пенсионный фонд РФ, относящиеся к суммам выплаченной заработной платы?

Ответы юристов ( 2 )

  • 10,0 рейтинг
  • 2327 отзывов эксперт

Налоги и страховые взносы по текущим платежам уплачиваются в рамках той очереди, в которой производится выплата, т.е. у Вас в третьей. Т.е. ответ на Ваш вопрос, да, может.

«Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства»
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016)

20. Уполномоченный орган вправе требовать возмещения убытков арбитражным управляющим, не перечислившим в бюджет налог на доходы физических лиц, удержанный при осуществлении от имени должника текущих платежей в пользу граждан, если конкурсной массы (с учетом будущих поступлений) недостаточно для удовлетворения упомянутых требований уполномоченного органа.

Уполномоченный орган обратился в арбитражный суд с жалобой на действия (бездействие) конкурсного управляющего, в которой также заявил требование о возмещении убытков.
Рассмотрев обособленный спор, суд первой инстанции установил следующее.
Осуществляя хозяйственную деятельность, необходимую для целей конкурсного производства, должник в лице конкурсного управляющего регулярно выплачивал заработную плату находящимся в его штате лицам, удерживая из указанных выплат налог на доходы физических лиц. Однако вместо перечисления сумм налога в бюджет конкурсный управляющий осуществил выплаты по текущим платежам следующих очередей, в частности направил имеющиеся в конкурсной массе денежные средства на оплату услуг привлеченных лиц, а также на погашение эксплуатационных расходов. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что допущенное конкурсным управляющим бездействие по неперечислению налога в бюджет противоречит пункту 2 статьи 134 Закона о банкротстве, и признал его незаконным.
В то же время суд отказал в возмещении убытков, исчисленных уполномоченным органом в размере неперечисленного в бюджет налога, указав, что как текущие, так и реестровые требования не могут по своей природе быть квалифицированы в качестве убытков.
Суд апелляционной инстанции отменил определение суда первой инстанции в части отказа в возмещении убытков и в указанной части удовлетворил требования уполномоченного органа в полном объеме.
Как указал суд, по смыслу пункта 4 статьи 20.4 Закона о банкротстве арбитражный управляющий обязан возместить любые убытки, причиненные в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей, в том числе составляющие сумму текущих платежей, возможность удовлетворения которых за счет конкурсной массы утрачена по вине арбитражного управляющего.
В другом деле уполномоченный орган также просил признать незаконными действия (бездействие) конкурсного управляющего и обязать его возместить убытки, указав, что при выплате заработной платы за один месяц конкурсный управляющий не перечислил в бюджет удержанный при этом налог на доходы физических лиц, приступив к расчетам по заработной плате за следующий месяц.
Суды первой и апелляционной инстанций признали бездействие конкурсного управляющего незаконным и взыскали удержанную у работников сумму налога в качестве убытков.
При этом суды отметили, что конкурсным управляющим нарушена очередность погашения задолженности по текущим платежам внутри одной очереди. Так, одновременно с перечислением заработной платы за первый месяц конкурсный управляющий должен был уплатить в бюджет сумму удержанного налога за этот период, после чего он вправе был производить расчеты по заработной плате за следующий месяц.
Согласившись с выводами судов первой и апелляционной инстанций о необходимости соблюдения календарной очередности при осуществлении текущих платежей одной очереди, суд округа тем не менее отменил принятые ими судебные акты.
Суд округа указал, что убытки подлежали возмещению только в той сумме, которую уполномоченный орган получил бы при совершении текущих платежей второй очереди в надлежащей последовательности.
Поскольку конкурсной массы было недостаточно для выплаты в полном объеме как заработной платы за два месяца, так и удержанного из нее налога, размер убытков не мог составить сумму удержанного за эти два месяца налога.

«Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства»
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016)

14. Требование об уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование подлежит удовлетворению в режиме, установленном для удовлетворения требований о выплате заработной платы.
Страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, за счет которых финансируются страховая и накопительная части трудовой пенсии, определяются Федеральным законом от 15.12.2001 N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» как обязательные платежи, которые уплачиваются в Пенсионный фонд Российской Федерации и целевым назначением которых является обеспечение прав граждан на получение обязательного страхового обеспечения по обязательному пенсионному страхованию (в том числе страховых пенсий), включая индивидуально возмездные обязательные платежи, персональным целевым назначением которых является обеспечение права гражданина на получение накопительной пенсии и иных выплат за счет средств пенсионных накоплений (статья 3 названного Закона).
Такие платежи, как отмечается в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 24.02.1998 N 7-П и от 10.07.2007 N 9-П, являются обязательной составной частью расходов по найму рабочей силы и материальной гарантией предоставления застрахованным лицам надлежащего страхового обеспечения в целях компенсации заработной платы и иных выплат и вознаграждений, утраченных ими в связи с наступлением нетрудоспособности.
Принимая во внимание особую правовую природу и предназначение страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, специальные правила исчисления накопительной пенсии (Федеральный закон от 28.12.2013 N 424-ФЗ «О накопительной пенсии»), недопустимость существенных диспропорций между платежами, которые вносятся работодателями на этот вид обязательного социального страхования, и предоставляемым гражданам страховым обеспечением, судам следует исходить из того, что при осуществлении процедур банкротства не являющиеся текущими требования в отношении страховых взносов на обязательное пенсионное страхование подлежат исполнению в режиме, установленном для удовлетворения требований о выплате заработной платы.
В связи с этим требования об уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, не являющиеся текущими, в соответствии с абзацем третьим пункта 4 статьи 134 Закона о банкротстве относятся ко второй очереди удовлетворения; они не предоставляют право голоса на собрании кредиторов в соответствии с пунктом 3 статьи 12 этого Закона.
На требование об уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование не распространяется мораторий, предусмотренный статьями 94, 95 Закона о банкротстве.

Сначала зарплата, потом — налоги

Согласится ли президент на реализацию предложения ФНПР?

Президент РФ Владимир Путин допустил введение приоритета зарплат перед другими выплатами. На встрече с председателем Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) Михаилом Шмаковым глава государства счел обоснованной идею включить в Гражданский кодекс положения о приоритете выплаты зарплаты перед другими обязательными платежами, даже налогами.

Как отметил на встрече Шмаков, реализовать эту инициативу позволяет ратификация Россией конвенции Международной организации труда (МОТ) по защите заработной платы.

«Сегодня у нас по Гражданскому кодексу, по 855-й статье, эти платежи (налоги и зарплата) считаются одинаковыми — было решение Конституционного суда на эту тему в середине 1990-х. Но это было до ратификации Россией конвенции МОТ. Сегодня, когда она ратифицирована, мы можем сделать следующий шаг», — сказал профсоюзный лидер.

По словам Шмакова, для достижения компромисса необходимо начать дискуссию.

«Если это сделать, мы сможем подкрепить активность нашей налоговой службы, которая достаточно хорошо и эффективно работает. Процесс выплаты заработной платы и отсутствия долгов: пока заработная плата не будет выплачена, не пойдут налоги», — обрисовал механизм стимулирования работодателей к выплатам заплаты глава ФНПР.

«Конечно, это потребует определенной подготовки, согласования. Не все будут рады этому процессу, в частности, Минфин, который заботится в первую очередь о бюджете, а не о выплате заработной платы. Думаю, что мы будем встречать их сопротивление, тем не менее, все-таки это заработная плата, а возможность людей жить и получать за работу — это важно», — подытожил Шмаков.

Путин заметил, что в качестве контраргумента в этой ситуации могут привести довод, что бюджет — это тоже заработная плата в социальной сфере: учителя, врачи, военные.

«Тем не менее, сама по себе идея мне кажется обоснованной, особенно сегодня, когда у нас ещё не преодолены все экономические трудности. Поэтому подумать над этим тоже можно и нужно, и этот компромисс, о котором вы сказали, надо поискать», — подчеркнул глава государства.

Будет ли реализована инициатива ФНПР?

— До сих пор приоритет выплат по заработной плате не был выше, чем по выплатам налогов и страховых взносов, поскольку именно такой порядок укладывается в либеральную модель экономики, — отмечает доктор экономических наук, профессор Академии труда и социальных отношений Андрей Гудков.

— Как известно, в Минфине либеральных взглядов на экономику придерживаются ключевые чиновники, и они вполне сознательно деформируют социально-экономическую политику.

Специфика ситуации состоит в том, что в 2001 году, с подачи Минфина, в правительстве РФ протащили идею об отмене обязательного социального страхования занятости. А долги по зарплате страховались именно в рамках этой системы.

Надо понимать: если предприятие банкротится, у него, помимо долгов перед поставщиками и кредиторами, обычно имеются и долги по зарплате. И у нас, в отличие от Запада, страховались не только пособия по безработице, но и «зарплатные» долги.

После отмены страхования занятости работник со своими «зарплатными» претензиями остался один на один с менеджментом корпораций и, естественно, ему вчистую проигрывал. Проигрывал, в том числе, потому, что вперед него протискивалось государство со словами «сначала пусть заплатят мне налоги».

Но если работнику не платят зарплату несколько месяцев, у него остается один выход — выйти на нелегальную занятость, причем с весьма негативной мотивацией. Дескать, раз государство меня никак не защищает, то и я ему ничего не должен, и имею полное право работать без договора, и уклоняться от уплаты налогов и социальных страховых взносов.

По сути, Шмаков на встрече с Путиным объяснил президенту простую вещь: если текущая зарплата и дальше не будет иметь приоритета перед налогами и страховыми выплатами в требованиях по долгам в Гражданском кодексе, генератор налогов и страховых взносов перестанет их генерировать в очень большом числе случаев. А раз так — не надо резать курицу, которая несет золотые яйца.

«СП»: — Владимир Путин согласится на приоритет заплат перед налогами?

— Для этого нужно вносить изменения в Гражданский кодекс. Это означает, что сейчас президент изменить приоритеты не сможет, даже если захочет. Просто потому, что Госдума сейчас распущена на предвыборные каникулы.

Но если быть пессимистом, и полагать, что нынешний кризис продлится еще длительное время, изменить приоритет зарплат, я считаю, просто необходимо. Потому что массовая перекачка граждан из сектора легальной занятости в нелегальный — это сужение финансовой базы государства по такому важному налогу как НДФЛ, и такому важному источнику социальных средств как страховые взносы.

При этом, если работники не получают заработной платы, они и товары не потребляют — соответственно, не платят НДС. Плюс, подталкивают к банкротству отечественные предприятия, у которых при невозможности реализовать продукцию не образовывается и налог на прибыль.

На деле, при невыплате зарплат запускается сложный механизм прямых и обратных связей, который подкашивает всю экономическую систему.

«СП»: — Почему вопрос о смене приоритетов ставится именно сейчас? Долги по зарплате стали расти?

— Как отметил Шмаков на встрече с Путиным, задолженность по зарплате сейчас не катастрофическая. Но надо иметь в виду следующее.

Невыплата зарплат чревата уголовной ответственностью. Поэтому зачастую менеджмент бежит к работникам и договаривается: мол, ребята, давайте не будем шуметь. Предприятию трудно, вы своими требованиями подтолкнете его к банкротству, и что вы в этом случае будете иметь? Можно сказать, в такой ситуации имеет место особая — экономическая — форма «стокгольмского синдрома»: работодатель обещает, просит работников потерпеть — и все молчат.

А когда долги по зарплате все же всплывают, выясняется: работникам не платят уже год, или полтора года.

Поэтому данные по невыплатам всегда занижены, и представляют из себя лишь видимую часть айсберга. А раз так, игнорировать даже небольшой рост задолженности властям явно не стоит.

«СП»: — Насколько крупные политические дивиденды может принести идея ФНПР в случае реализации?

— Предложению Шмакова больше 10 лет, но только сейчас оно оказалось озвученным. Думаю, это сделано неслучайно. И политические дивиденды эта инициатива, несомненно, принесет.

По моим оценкам, долги по заработной плате имеются как минимум у 25% работников в возрасте около 40 лет. Особенно много таких долгов в провинции, на предприятиях малого и среднего бизнеса. Если эти люди увидят, что президент инициирует законодательные поправки, облегчающие их положение, они, естественно, будут испытывать к главе государства чувство благодарности.

Кстати, если поменять местами ранги приоритетности зарплаты и налогов, сложится любопытная ситуация. Налоговая инспекция, которая с 1 января 2017 года отвечает еще и за сбор страховых взносов, должна будет давить на работодателей с тем, чтобы они побыстрее рассчитались по заработной плате. За все постперестроечное время это будет первый случай, когда налоговики, профсоюзы и работники окажутся объединенными общими интересами.

— Инициатива ФНПР напоминает попытку залатать Тришкин кафтан, — считает председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. — Как ни крути, все обязательства хозяйствующие субъекты выполнить сегодня не могут. Действительно, в конвенции МОТ имеется пункт о приоритете зарплаты над налогами. Но конвенция является не директивным документом, а лишь рекомендательным. Поэтому навскидку я даже не вспомню, в какой из стран на сегодня приоритет зарплаты над налогами юридически оформлен как закон.

Думаю, хрен редьки не слаще: при любой расстановке приоритетов наши компании все равно будут находиться в предбанкротном состоянии. Посмотрите на статистику Росстата, и вы увидите, что уже около 40% предприятий в РФ убыточны. И эту ситуацию нужно разруливать не сменой приоритетов зарплат и налогов, а какими-то иными способами.

Например, можно ликвидировать нынешний гигантский разрыв в уровне заработной платы высшего звена экономики и рядового звена. Эти разрывы являются рекордными на фоне других стран, и уже одна их ликвидация может и должна стать серьезным ресурсом для выполнения обязательств по заработной плате.

Кроме того, есть мощный резерв повышения реальных доходов граждан в виде капиталов, которые сегодня утекают за рубеж. Я не питаю иллюзий, что российские деньги, которые уже оказались в офшорах, когда-либо будут возвращены. Хотя бы потому, что эти средства — а речь идет о сумме, превышающей несколько годовых бюджетов РФ, — Запад цепко держит в своих лапах.

Но если перекрыть отток капитала, — а он сейчас составляет несколько миллиардов долларов в месяц, — найдутся деньги и на зарплаты, и на налоги.

Что же касается разговора Шмакова с президентом, он упирается в то, что на носу выборы. В этих условиях приоритеты зарплат и налогов — вопрос не экономический, а чисто политический. Одно его обсуждение может сыграть на руку и правящей партии, и главе государства.

Оплата зарплатных налогов и сборов в конкурсной процедуре банкротства

Ситуация: согласно п. 2 ст. 138 Закона 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” разрешается оплата услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей за счет 5% от стоимости реализованного залогового имущества (денежные средства на счете уже имеются). На нашем предприятии с такими лицами заключены срочные трудовые договоры до окончания конкурсной процедуры, соответственно таким лицам выплачивается заработная плата в качестве 3-й очередности текущих платежей.

Вопрос: Может ли конкурсный управляющий за счет вышеуказанного источника (3-я очередность) оплачивать удержанный при выплате заработной платы привлеченным специалистам НДФЛ и взносы в Пенсионный фонд РФ, относящиеся к суммам выплаченной заработной платы?

Ответы юристов ( 2 )

  • 10,0 рейтинг
  • 2327 отзывов эксперт

Налоги и страховые взносы по текущим платежам уплачиваются в рамках той очереди, в которой производится выплата, т.е. у Вас в третьей. Т.е. ответ на Ваш вопрос, да, может.

«Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства»
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016)

20. Уполномоченный орган вправе требовать возмещения убытков арбитражным управляющим, не перечислившим в бюджет налог на доходы физических лиц, удержанный при осуществлении от имени должника текущих платежей в пользу граждан, если конкурсной массы (с учетом будущих поступлений) недостаточно для удовлетворения упомянутых требований уполномоченного органа.

Уполномоченный орган обратился в арбитражный суд с жалобой на действия (бездействие) конкурсного управляющего, в которой также заявил требование о возмещении убытков.
Рассмотрев обособленный спор, суд первой инстанции установил следующее.
Осуществляя хозяйственную деятельность, необходимую для целей конкурсного производства, должник в лице конкурсного управляющего регулярно выплачивал заработную плату находящимся в его штате лицам, удерживая из указанных выплат налог на доходы физических лиц. Однако вместо перечисления сумм налога в бюджет конкурсный управляющий осуществил выплаты по текущим платежам следующих очередей, в частности направил имеющиеся в конкурсной массе денежные средства на оплату услуг привлеченных лиц, а также на погашение эксплуатационных расходов. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что допущенное конкурсным управляющим бездействие по неперечислению налога в бюджет противоречит пункту 2 статьи 134 Закона о банкротстве, и признал его незаконным.
В то же время суд отказал в возмещении убытков, исчисленных уполномоченным органом в размере неперечисленного в бюджет налога, указав, что как текущие, так и реестровые требования не могут по своей природе быть квалифицированы в качестве убытков.
Суд апелляционной инстанции отменил определение суда первой инстанции в части отказа в возмещении убытков и в указанной части удовлетворил требования уполномоченного органа в полном объеме.
Как указал суд, по смыслу пункта 4 статьи 20.4 Закона о банкротстве арбитражный управляющий обязан возместить любые убытки, причиненные в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей, в том числе составляющие сумму текущих платежей, возможность удовлетворения которых за счет конкурсной массы утрачена по вине арбитражного управляющего.
В другом деле уполномоченный орган также просил признать незаконными действия (бездействие) конкурсного управляющего и обязать его возместить убытки, указав, что при выплате заработной платы за один месяц конкурсный управляющий не перечислил в бюджет удержанный при этом налог на доходы физических лиц, приступив к расчетам по заработной плате за следующий месяц.
Суды первой и апелляционной инстанций признали бездействие конкурсного управляющего незаконным и взыскали удержанную у работников сумму налога в качестве убытков.
При этом суды отметили, что конкурсным управляющим нарушена очередность погашения задолженности по текущим платежам внутри одной очереди. Так, одновременно с перечислением заработной платы за первый месяц конкурсный управляющий должен был уплатить в бюджет сумму удержанного налога за этот период, после чего он вправе был производить расчеты по заработной плате за следующий месяц.
Согласившись с выводами судов первой и апелляционной инстанций о необходимости соблюдения календарной очередности при осуществлении текущих платежей одной очереди, суд округа тем не менее отменил принятые ими судебные акты.
Суд округа указал, что убытки подлежали возмещению только в той сумме, которую уполномоченный орган получил бы при совершении текущих платежей второй очереди в надлежащей последовательности.
Поскольку конкурсной массы было недостаточно для выплаты в полном объеме как заработной платы за два месяца, так и удержанного из нее налога, размер убытков не мог составить сумму удержанного за эти два месяца налога.

«Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства»
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016)

14. Требование об уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование подлежит удовлетворению в режиме, установленном для удовлетворения требований о выплате заработной платы.
Страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, за счет которых финансируются страховая и накопительная части трудовой пенсии, определяются Федеральным законом от 15.12.2001 N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» как обязательные платежи, которые уплачиваются в Пенсионный фонд Российской Федерации и целевым назначением которых является обеспечение прав граждан на получение обязательного страхового обеспечения по обязательному пенсионному страхованию (в том числе страховых пенсий), включая индивидуально возмездные обязательные платежи, персональным целевым назначением которых является обеспечение права гражданина на получение накопительной пенсии и иных выплат за счет средств пенсионных накоплений (статья 3 названного Закона).
Такие платежи, как отмечается в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 24.02.1998 N 7-П и от 10.07.2007 N 9-П, являются обязательной составной частью расходов по найму рабочей силы и материальной гарантией предоставления застрахованным лицам надлежащего страхового обеспечения в целях компенсации заработной платы и иных выплат и вознаграждений, утраченных ими в связи с наступлением нетрудоспособности.
Принимая во внимание особую правовую природу и предназначение страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, специальные правила исчисления накопительной пенсии (Федеральный закон от 28.12.2013 N 424-ФЗ «О накопительной пенсии»), недопустимость существенных диспропорций между платежами, которые вносятся работодателями на этот вид обязательного социального страхования, и предоставляемым гражданам страховым обеспечением, судам следует исходить из того, что при осуществлении процедур банкротства не являющиеся текущими требования в отношении страховых взносов на обязательное пенсионное страхование подлежат исполнению в режиме, установленном для удовлетворения требований о выплате заработной платы.
В связи с этим требования об уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, не являющиеся текущими, в соответствии с абзацем третьим пункта 4 статьи 134 Закона о банкротстве относятся ко второй очереди удовлетворения; они не предоставляют право голоса на собрании кредиторов в соответствии с пунктом 3 статьи 12 этого Закона.
На требование об уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование не распространяется мораторий, предусмотренный статьями 94, 95 Закона о банкротстве.

Налоги или зарплата — что в приоритете?

Что делать организации, если она имеет не только задолженность по зарплате, но и налоговые недоимки? Какой долг погасить первым и какими документами это регламентируется? Нужно ли ежегодно подавать заявление в налоговую о применении упрощенной системы налогообложения? На ваши вопросы отвечает эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ Олег МОСКВИТИН.

Наша организация имеет задолженность по заработной плате перед сотрудниками (5 месяцев). В кассе на сегодняшний день имеется сумма, которая могла бы погасить эту задолженность. Также имеется задолженность по налогам с фонда оплаты труда за этот же период. К расчетному счету фирмы выставлено инкассовое поручение ИФНС. Можно ли выплачивать заработную плату при наличии задолженности по налогам?

— По нашему мнению, в рассматриваемой ситуации компания обязана выплатить заработную плату. Согласно ст. 4, 22 и иным нормам ТК РФ своевременная выплата заработной платы является одной из основополагающих обязанностей работодателя. При нарушении сроков выплаты зарплаты компания несет материальную ответственность (ст. 236 ТК РФ) и может быть привлечена к административной ответственности (ст. 5.27 КоАП РФ).

Виновные должностные лица работодателя также могут быть привлечены к ответственности по ст. 5.27 КоАП РФ. В случае если руководитель организации не выплачивал заработную плату свыше 2 месяцев из корыстных побуждений или иной личной заинтересованности, он может понести уголовную ответственность по ст. 145.1 УК РФ.

В то же время обязанность по уплате законно установленных налогов также является конституционной обязанностью компании (ст. 57 Конституции РФ). Как отмечается в Постановлении Конституционного Суда РФ от 23.12.97 № 21-П, «конституционные обязанности выплачивать вознаграждение за труд и платить законно установленные налоги и сборы не должны противопоставляться друг другу». Это обосновано, по мнению суда, прежде всего тем, что приоритет выплаты заработной платы собственным работникам предприятия перед уплатой налогов в бюджет ставит под угрозу возможность выплаты государством заработной платы таким же гражданам, но работающим в бюджетной сфере.

Именно поэтому указанным Постановлением Конституционного Суда РФ признан неконституционным абз. 4 п. 2 ст. 855 ГК РФ. Согласно этому абзацу при недостаточности денежных средств на счете для удовлетворения всех предъявленных к нему требований списание денежных средств по документам на перечисление или выдачу денежных средств для расчетов по оплате труда осуществляется хотя и в одну очередь с документами на отчисления в ПФ РФ, ФСС РФ, ФОМС РФ и территориальные фонды ОМС, но до списания по документам на уплату налогов.

В связи с этим в настоящее время применяется Федеральный закон от 19.12.2006 № 238-ФЗ, согласно которому при недостаточности денежных средств на счете налогоплательщика для удовлетворения всех предъявленных к нему требований списание средств по расчетным документам, предусматривающим платежи в бюджеты, а также перечисление или выдача денежных средств для расчетов по оплате труда производятся в порядке календарной очередности поступления указанных документов.

Иными словами, при недостатке средств на счете организации приоритет зарплатных платежных документов перед налоговыми отсутствует: банк обязан исполнять те документы, которые поступили к нему раньше.

Вместе с тем Закон не регламентирует вопросы уплаты зарплаты/налогов в ситуации, когда организация имеет недостаток средств в кассе. В то же время ст. 11 Конвенции Международной организации труда № 95 об охране заработной платы (Женева, 1 июля 1949 г.), ратифицированная нашей страной и являющаяся в силу ст. 15 Конституции РФ составной частью нашей правовой системы, называет заработную плату «привилегированным кредитом», то есть долгом, погашаемым в приоритетном порядке. Это общий вывод конвенции.

Согласно конвенции очередность погашения привилегированного кредита, составляющего заработную плату, по отношению к другим видам привилегированного кредита (например, кредита налогового) определяется национальным законодательством.

Таким образом, международный договор, имеющий в РФ приоритет перед внутренним законодательством, предписывает России урегулировать очередность уплаты приоритетных платежей разного вида. Однако повторимся, для вашей ситуации такого регулирования не установлено.

Поэтому, по нашему мнению, компания может руководствоваться общим правилом законодательства России: приоритетом долгов по заработной плате перед налоговыми недоимками. Напомним, что согласно ст. 64 ГК РФ долги по заработной плате погашаются перед налоговыми недоимками при ликвидации организации. Предоставляет приоритет погашению долгов по заработной плате и Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

При погашении долга по заработной плате у компании возникнет обязанность по удержанию и перечислению в бюджет НДФЛ (п. 4 ст. 226 НК РФ). Надлежащее выполнение этой обязанности (удержание и внесение на банковский счет для перечисления в бюджет 13% от выплачиваемых работникам сумм задолженности) будет свидетельствовать о добросовестности организации, ее стремлении надлежащим образом исполнять свои налоговые обязанности.

Что касается задолженности по ЕСН, взносам в социальные фонды у вашей фирмы, то тяжелое финансовое положение фирмы, отсутствие денежных средств не освобождают ее от обязанности по уплате обязательных платежей (например, Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25.01.2007 № Ф04-9077/2006(30187-А27-19), Ф04-9077/2006(30126-А27-19). Следовательно, организации нужно принять меры по погашению задолженности (реализация имущества, привлечение заемных средств и т.п.) и, возможно, проработать с налоговым органом вопрос об изменении срока уплаты налогов (гл. 9 НК РФ).

Отдельно сообщаем, что штраф за несвоевременную уплату ЕСН, взносов на обязательное пенсионное страхование и страхование от несчастных случаев не может быть взыскан с вашей организации за погашение долга по заработной плате вместо налоговой недоимки. Как прямо указывается в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 08.05.2007 № 15162/06, фирма не может быть оштрафована «за непринятие мер, направленных на погашение уже возникшей недоимки» (то есть, например, за погашение долга по зарплате вместо налоговой недоимки).

Штраф за собственно неуплату налогов и взносов может быть обоснованно взыскан лишь при наличии в действиях компании составов правонарушений, предусмотренных ст. 122 НК РФ, ст. 27 Федерального закона от 15.12.2001 № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в РФ», ст. 19 Федерального закона от 24.07.98 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

Все перечисленные нормы предусматривают штрафы за неуплату обязательных платежей в результате занижения облагаемой ими базы, иного неправильного исчисления налога (сбора) или других неправомерных действий (бездействия).

Под «другими неправомерными действиями» может пониматься, на наш взгляд, неуплата налога при наличии средств для этого на момент, когда уплата налога (взноса) должна производиться. Непогашение возникшей ранее недоимки при появлении денежных средств (как в вашей ситуации) согласно упомянутому Постановлению Президиума ВАС РФ от 08.05.2007 № 15162/06 состава правонарушения не образует.

Поэтому, если фирма подавала корректную отчетность по налогам и страховым взносам в ИФНС и социальные фонды, но не платила налоги в связи с отсутствием средств, штраф с нее взыскиваться не должен. Но компания будет обязана уплатить пени как компенсацию потерь бюджета и фондов, вызванных несвоевременной уплатой налогов и взносов.

Самостоятельное основание для взыскания штрафа — непредставление отчетности в установленные сроки (например, ст. 119 НК РФ).

Организация применяет упрощенную систему налогообложения. Надо ли подавать заявление в налоговую после истечения отчетного налогового периода о том, что организация и далее будет применять «упрощенку»? Доход и численность работников находятся в пределах, установленных законодательством.

— В соответствии с п. 1 ст. 346.13 НК РФ организации, изъявившие желание перейти на упрощенную систему налогообложения, подают в период с 1 октября по 30 ноября года, предшествующего году, начиная с которого налогоплательщики переходят на УСН, в налоговый орган по месту своего нахождения заявление. При этом организации сообщают в нем о размере доходов за 9 месяцев текущего года.

Закон не требует от организаций ежегодного подтверждения желания на применение упрощенной системы налогообложения. На это указывается также в Письме УМНС по г. Москве от 20.06.2003 № 21-09/32901.

Поэтому фирма, экономические и иные показатели которой отвечают критериям ст. 346.12 НК РФ, п. 4 ст. 346.13 НК РФ, вправе продолжать применение «упрощенки», не подавая новых заявлений.

Налоги при банкротстве

Зададимся непростым вопросом: является ли должник в стадии конкурсного производства плательщиком налогов? Формальный ответ будет положительным, поскольку особенная часть Налогового кодекса не содержит правил, исключавших бы организации, признанные банкротом, из числа плательщиков налогов. Да и сам Закон о банкротстве, оперируя такой категорией как текущие обязательные платежи (платежи, обязанность по уплате которых возникает после возбуждения дела о банкротстве и удовлетворяемые до расчета с реестровыми кредиторами), не исключает из их числа требования об уплате налогов, исчисленных за периоды конкурсного производства.

Правильно ли это?

Отсутствие указанных правил означает, что должник, не способный рассчитаться с кредиторами, продолжает признаваться субъектом экономической деятельности, способным генерировать доход, являющийся источником для уплаты налога. Хотя очевидно, что это не так.

В конкурсном производстве в большинстве случаев должниками предпринимательская деятельность не ведется. Мы имеем дело уже не с субъектом экономической деятельности, а с конкурсной массой, с имуществом должника и с приказчиком этого имущества – конкурсным управляющим, задача которого предпринять меры, направленные на формирование массы путем выявления активов должника, оспаривания сделок, привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, осуществить продажу активов по максимально возможной цене.

Обложение имущества должника в конкурсном производстве поимущественными налогами (налогом на имущество, земельным налогом), учет операций по продаже имущества для исчисления налога на прибыль, а также для определения суммы НДС, подлежащей восстановлению и уплате в бюджет, в случае, если ранее при приобретении соответствующих активов НДС, уплаченный продавцу, был заявлен должником в качестве налогового вычета, означает налогообложение конкурсной массы, ее уменьшение на сумму текущих налоговых обязательств вопреки интересам конкурсных кредиторов.

Налог на прибыль будет возникать, поскольку имущество может быть продано по цене выше остаточной стоимости по балансу и сформируется налогооблагаемый доход. Конечно, данный доход будет уменьшен на текущий убыток от реализации прав требований к дебиторам, иного имущества (если цена его продажи оказалась ниже остаточной), на убыток, образуемый при списании задолженности, не реальной ко взысканию и т.д. Вместе с тем ситуации могут быть различны, и несмотря на указанные положения итоговый финансовый результат может оказаться положительный. Безусловно необходимо сделать еще одну оговорку о том, что текущий доход, образуемый в периоде конкурсного производства, может быть погашен на убытки прошлых лет. Но такое погашение возможно при документальной подтвержденности финансово-хозяйственных операций за период формирования убытка (что часто в конкурсном производстве трудно выполнимо в виду ненадлежащего исполнения обязанности по передаче документов бухгалтерского учета арбитражному управляющему), и такое погашение не может привести к уменьшению налога на прибыль более, чем на 50 процентов. Как итог положительный финансовый результат от продажи имущества должника в конкурсном производстве облагается налогом на прибыль. Правильно ли это? Не думаю.

Обложение конкурсной массы означает, на наш взгляд, нарушение таких основных начал налогообложения, закрепленных статьей 3 Налогового кодекса, как экономическая обоснованность налогообложения и фактическая способность налогоплательщика к уплате.

Реализацию названных начал мы видим в положениях статьи 217 Налогового кодекса для граждан-банкротов, для которых доход от продажи имущества, не признается налогооблагаемым. Для организаций аналогичного решения Налоговый кодекс не предусматривает.

Ранее (до 01.01.2009) Закон о банкротстве в пункте 4 статьи 142 предусматривал правило, согласно которому обязательные платежи, возникающие в конкурсном производстве, подлежали удовлетворению после расчета с реестровыми кредиторами. Этому положению было объяснение. Оно исключало по существу налогообложение конкурсной массы в отсутствие соответствующих правил в Налоговом кодексе, устраняя конкуренцию требований текущих и реестровых кредиторов с одной стороны и требований по налогам, подлежавших исчислению в конкурсном производстве, с другой стороны. Необходимость налогообложения положительного финансового результата, сформированного за период конкурсного производства, возникала только тогда, когда должнику в результате эффективных мер, реализованных на данном этапе, в том числе путем привлечения дополнительных инвестиций от участников и иных лиц, удалось выйти из банкротства, рассчитавшись с кредиторами, и продолжить деятельность.

Взимание налога на прибыль при таком результате не вызывает сомнений и не нарушает основных начал налогообложения. Но там и тогда, когда налог на прибыль признается текущим требованием, выигрывая у реестровых кредиторов и уменьшая процент удовлетворения их требований, подобный вывод сделать нельзя.

Не меньше вопросов с точки зрения конкуренции требований вызывает и налог на добавленную стоимость.

С 1 января 2015 года в соответствии с подпунктом 15 пункта 2 статьи 146 Налогового кодекса операции по реализации имущества и имущественных прав должника в конкурсном производстве не признаются объектом обложения НДС. Данное регулирование вовсе не означает, что обязанность уплачивать НДС у банкрота не возникает.

Во-первых, из числа облагаемых НДС не исключены операции по выполнению работ, оказанию услуг, предоставлению имущества в пользование.

Во-вторых, в силу подпункта 2 пункта 3 статьи 170 Налогового кодекса суммы налога, принятые должником к вычету при приобретении имущества, использовавшегося в деятельности, в рамках которой осуществлялись облагаемые НДС операции по реализации товаров (работ, услуг), подлежит восстановлению. Это означает следующее.

Допустим компания приобрела станок со сроком полезного использования в 6 лет за 1 180 000 рублей. Уплаченный продавцу НДС в 180 000 рублей был заявлен в качестве налогового вычета и, как следствие, на данную сумму был уменьшен налог, исчисленный компанией по операциям реализации. За 6-ти летний период полезного использования вся стоимость станка была бы учтена в составе расходов путем начисления амортизации и, как следствие, перенесена на облагаемый результат деятельности – операции по реализации произведенной продукции. Но к моменту реализации станка в конкурсном производстве прошло лишь 2 года. Это означает, что из 180 000 рублей НДС, ранее заявленного в качестве вычета, часть налога в 120 000 рублей, приходящаяся на остаточную стоимость (рассчитано как отношение оставшегося срока полезного использования в 4 года к первоначальному сроку в 6 лет), должна быть восстановлена и уплачена в бюджет.

Возникает налоговая нагрузка на конкурсную массу по НДС.

При этом данный налог на покупателей имущества должника не переносится и они, не уплачивая налог в составе цены, не могут заявить его в качестве вычета. Данное регулирование конечно влияет на ликвидность имущества должника. Покупателю, являющемуся плательщиком НДС, выгоднее купить имущество за 1 180 000 рублей с учетом НДС, заявляя 180 000 рублей в качестве налогового вычета, чем за 1 100 000 рублей без НДС.

Особенно несправедливо решение с восстановлением налога тогда, когда цена, по которой имущество продано в конкурсе, меньше, чем его остаточная стоимость. В этом случае сумма НДС, подлежащая уплате в результате восстановления будет больше, чем тот налог, который при признании рассматриваемых операций налогооблагаемыми (как это имело место до 1 января 2015 года) был бы исчислен и выставлен покупателю, который при наличии к тому соответствующей совокупности условий возместил бы его из бюджета, заявляя в качестве налогового вычета.

При формальном делении требований на текущие и реестровые восстанавливаемая сумма НДС (как исчисленная за налоговый период после возбуждения дела о банкротстве) будет признаваться текущим платежом, что приводит к уменьшению процента удовлетворения требований реестровых кредиторов. Такое решение не выглядит справедливым, оно заставляет задуматься над обоснованием позиции о квалификации рассматриваемого требования в зависимости от момента, когда право на вычет восстанавливаемого НДС было реализовано. Ведь с экономической точки зрения не важно за счет какого источника были пополнены активы должника в период до возбуждения дела о банкротстве – было ли это уменьшение налоговой обязанности по НДС за счет налогового вычета либо предоставление кредита банком, аванса покупателем и т.п.

Будет ли воспринят указанный подход – покажет судебная практика.

Приведенные заметки показывает, что пора задуматься над системным регулированием вопросов налогообложения должников в конкурсном производстве. Решения могут быть разные. В основу же данных решений, как представляется, должна быть положена идея защиты прав кредиторов и недопущения уменьшения процента удовлетворения их требований за счет налогообложения конкурсной массы.

Нужно сказать, что вопросов налогообложения, связанных с экономическим анализом и гражданско-правовой сутью отношений, в рамках которых возникают налогозначимые факты, – не мало.

Возникали они и в практике высших судов за 2017 год и 2 месяца года текущего.

Назовем только некоторые из них:

  • об экономической обоснованности расходов и пределах судебного контроля,
  • об экономической выгоде как критерии для признания дохода налогооблагаемым, о реальном ущербе и индексации взысканных сумм,
  • о допустимости требования инспекции о взыскании необоснованно полученного из бюджета (возмещенного НДС, налога, возвращенного как переплата при отсутствии к тому оснований) как неосновательного обогащения,
  • о последствиях переквалификации сделки для контрагентов проверяемого налогоплательщика,
  • об условиях, при которых не наступает ответственность по ст.123 НК РФ за просрочку перечисления удержанного налога,
  • о переквалификации заемных отношений между участником и обществом в отношения, вытекающие из корпоративного участия,
  • об оценке экономической обоснованности бизнес-решения,
  • о ценовом контроле и необоснованной налоговой выгоде,
  • о взыскании недоимки организации с лиц, совершивших налоговое преступление, на основании норм ГК РФ о возмещении вреда,
  • о пределах диспозитивности в налоговых правоотношениях и избрании режима налогооблагаемой операции по НДС,
  • о фактическом праве на доход при выплате в пользу иностранных лиц,
  • о правилах недостаточной капитализации, об ограничениях в учете процентов по займу и переквалификации их в дивиденды
  • и многие другие.

Эти вопросы нас волнуют, и на следующей неделе в течение 3-х дней мы совместно со Школой права «Статут» и командой единомышленников (Акчуриной Галиной из ФБК Право, Артюхом Алексеем из Taxology, Поповым Петром из Пепеляев Групп, Мифтахутдиновым Рустемом из МГЮА, Китсингом Владимиром из Князев и партнеры), отвлекаемся от дел и делаем паузу, чтобы обсудить налоговые итоги года ушедшего и новации дня текущего.

Не обойдем вниманием и включение в Налоговый кодекс общей антиуклонительной нормы – статьи 54.1 НК РФ о пределах дозволенного при структурировании бизнеса и бизнес-процессов. Выстраивая обсуждение, оттолкнемся мы от правовых позиций высших и окружных судов, от административной практики ФНС и ключевых разъяснений Минфина, новацей Налогового кодекса.

Приглашаю всех интересующихся на семинар. Уверен, будет интересно. Все подробности здесь:

Источники:
http://www.klerk.ru/buh/news/453967/
http://pravoved.ru/question/2159025/
http://svpressa.ru/economy/article/155561/
http://pravoved.ru/question/2159025/
http://www.eg-online.ru/article/54286/
http://zakon.ru/comment/471927
http://glavkniga.ru/elver/2017/20/3169-priznaem_neuchtennie_raskhodi_dlja_naloga_na_pribili.html

Ссылка на основную публикацию