ТОР-овские резиденты напитали дальневосточную экономику

Резиденты ТОР: на Дальнем Востоке формируются условия для развития бизнеса

Новые инструменты развития Дальнего Востока – территории опережающего развития, Свободный порт Владивосток, инфраструктурная поддержка инвестиционных проектов – вызывают интерес бизнес-сообщества.

Закон о территориях опережающего развития был принят всего год назад, а в дальневосточном макрорегионе их уже 12. Поступило 130 официальных заявок от инвесторов на реализацию инвестпроектов в ТОР на общую сумму инвестиций более 452 млрд руб. Совокупный объем отчислений в бюджеты всех уровней в течение 10 лет по имеющимся заявкам составит около 96 млрд руб.

Комплекс мер по стимулированию дальневосточной экономики приносит ощутимые практические результаты. По словам Министра Российской Федерации по развитию Дальнего Востока Александра Галушки, «Практика является лучшим критерием истины. Объем инвестиций, привлеченных в макрорегион, превысил 1 трлн рублей. А примеры успешной реализации проектов говорят лучше всяких цифр».

Одним из самых ярких проектов стало строительство тепличного комплекса японско-российской компании «Джей Джи Си Эвергрин» (JGC Evergreen), где уже собрали первый урожай огурцов и томатов. Производство расположено на территории опережающего развития «Хабаровск», площадка «Индустриальный парк «Авангард». Завершен первый этап проекта – построен тепличный комплекс площадью 2,5 га, производительностью около 1000 тонн помидоров и огурцов в год. На втором и третьем этапе к ассортименту «Джей Джи Си Эвергрин» добавится японская клубника и сладкий перец, а площадь тепличного комплекса вырастет до 10,6 га. Общая сумма инвестиций на всех трех этапах строительства составит около 2 млрд рублей, будет создано около 150 рабочих мест. По словам генерального директора «Джей Джи Си Эвергрин» (JGC Evergreen) Томоюки Игараси,, «преференции резидентам ТОР, дают хорошие возможности для продвижения бизнеса».

До конца года планируется создать в дальневосточных регионах 3 новые территории опережающего развития. На совещании в Хабаровске под руководством главы Минвостокразвития России Александра Галушки рассматривалась возможность создания рыбопромысловой территории опережающего развития – ТОР «Николаевский». По словам губернатора Хабаровского края Вячеслава Шпорта, «на базе ТОР можно создать новый рыбный кластер». Реализация данной инициативы, по мнению главы региона, станет весомым вкладом в развитие края и всего Дальнего Востока.

Резиденты ТОР убеждены, что сегодня на Дальнем Востоке формируются привлекательные условия для развития бизнеса

«Безусловно, строительство завода благоприятно скажется на экономике Амурской области и города Белогорска. Преференции, которые мы получаем в статусе резидента ТОР, позволяют оперативно реализовать проект и быстрее выйти на окупаемость», – считает директор маслоэкстракционного завода «Амурский» (ТОР «Белогорск») Василий Галицин.

Как отмечает генеральный директор ООО «Глиняные карьеры Саха» (ТОР «Кангалассы») Максим Ким, «Сейчас самое время развивать и открывать новые производства. Снижение налогов для любого бизнеса – это толчок к развитию, тем более в текущей экономической ситуации»

«В нынешних экономических условиях российские производители получили дополнительные возможности по выходу на зарубежные рынки. Мы можем экспортировать современную и качественную продукцию по конкурентоспособным ценам. Запуск новых производств на Дальнем Востоке позволит создать новые рабочие места, откроет новые перспективы для малого и среднего бизнеса и будет способствовать наращиванию экспорта Российской Федерации в страны АТР», – комментирует президент компании «Технониколь» (ТОР «Хабаровск») Сергей Колесников.

По словам врио генерального директора ОАО «ДЦСС» (ТОР «Большой камень) Владимира Цыбина, «судостроительный комплекс «Звезда» станет «якорным» участником проекта, вокруг которого будут размещаться предприятия, направленные на производство сопутствующей судостроению техники. Преференции, которые получат резиденты Территории опережающего развития, помогут в кратчайшие сроки сформировать технологическую цепочку по строительству судов, максимально локализованную на территории России».

«Статус резидента ТОР позволяет ощутимо снизить налоговую нагрузку – на 20% и быстрее вернуть вложенные средства. Это экономически выгодно для любого производства и дает уверенность в завтрашнем дне», – рассказала Мария Дерябина, генеральный директор ООО «Белхлеб» (ТОР «Белогорск»).

«Появление ТОРов позволило взглянуть на свой бизнес под другим углом и принять решение об открытии производства на российской территории. Это большой шаг для нас, и те преференции, которые мы получим, станут хорошим подспорьем при реализации проекта, снизив расходы по налогам на 26%», – считает Наталья Колесова, генеральный директор ООО «СТК» (ТОР «Хабаровск»),

«Территории опережающего развития открывают новые возможности для малого бизнеса. Можно не бояться и рискнуть. Благодаря налоговым преференциям, я сокращаю свои издержки и выхожу на окупаемость на год раньше. Я бы хотел, чтобы мой пример вдохновил других, ведь именно малый бизнес – основной двигатель экономики, особенно в кризисное время», – считает Алексей Кириленко (ИП «Кириленко», ТОР «Камчатка»).

По мнению Александра Широких, гендиректора «Дальневосточной сельскохозяйственной компании» (ТОР «Михайловский»), «получить статус резидента и стать одной из тех компаний, которые помогут стране развивать Дальний Восток – было нашей целью. Помимо этого, мы получаем налоговые льготы и административную поддержу от Корпорации, которая помогает оперативно решать текущие вопросы».

«Реализация закона о ТОР, которая началась в прошлом году, пример комплексного подхода к вопросу развития дальневосточных территорий.

Показателен тот факт, что среди инвесторов, готовых работать на Дальнем Востоке есть зарубежные компании и представители российского бизнеса – убежден заместитель Председателя Сахалинской областной Думы Александр Кислицин. –

Готовность зарубежных инвесторов вкладывать капиталы – хороший сигнал. Вложение миллионов долларов в создание производств это готовность к долгосрочному сотрудничеству, признание стабильности российской экономики и уверенность в эффективности вложений в дальневосточные регионы.

Система льгот и преференции, поддержка государством резидентов территорий опережающего развития несомненно дадут толчок развитию и отечественного бизнеса. Уже сегодня видно, что на предлагаемых площадках готовы развернуть свою деятельность и крупные холдинги, и представители малого и среднего бизнеса. Такое многообразие свидетельствует о правильности подхода к формированию таких территорий, а заявления инвесторов о социальной ответственности бизнеса позволяют надеяться, что кроме создания производственных мощностей будет развиваться и социальная сфера, а значит будет расти качество жизни и привлекательность всего Дальнего Востока – восточного форпоста России.

ТОР-овские резиденты напитали дальневосточную экономику

Зампред правительства, полномочный представитель президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев рассказал в интервью РБК, что правительство рассмотрит возможность закрытия отдельных неэффективных площадок на территориях опережающего развития (ТОР).

Он пояснил, что ТОР может содержать несколько таких площадок. На некоторых площадках инвесторам не удалось запустить свои проекты, пояснил Трутнев. «Это около 15–20% от общего количества площадок», — пояснил он.

«Нам пустые и дутые показатели не нужны», — подчеркнул полпред.

В качестве примера такого инвестпроекта Трутнев привел локализацию производства деталей самолетов в Комсомольске-на-Амуре. Чиновник пояснил, что это для него «самый болезненный несбывшийся проект». «Сбыт есть, заказчик есть, люди рвали рубаху на груди и обещали сделать. Но не получается. Будем разбираться, я, честно говоря, сдаваться в этом вопросе очень не хочу», — рассказал он.

В числе проблемных территорий опережающего развития Трутнев назвал Камчатский край. «Это территория с одним из максимальных уровней административного давления. У них там островной менталитет. Видимо, считают, что инвестор приходит не как желанный гость, а как объект для проверок или еще чего-нибудь. Мы точно с этим справимся, если надо, даже хирургическими мерами», — подчеркнул полпред президента.

Территории опережающего развития, зоны с льготными налоговыми условиями и другими привилегиями создаются в соответствии с федеральным законом от декабря 2014 года. Он наделил правительством право создавать ТОР сроком на 70 лет с возможностью продления. С тех пор ТОР были созданы на Дальнем Востоке (в частности, на Южных Курилах), в Свердловской и Смоленской областях, других регионах. В конце прошлого года премьер Дмитрий Медведев подписал постановление о создании трех новых ТОР.

На Дальнем Востоке было создано 18 территорий опережающего развития с заявленными объемами частных инвестиций в сумму 1,1 трлн руб., сообщала в сентябре прошлого года Счетная палата по итогам проверки. Создание ТОР финансируется в рамках госпрограммы развития Дальнего Востока с общим объемом финансирования 167 млрд руб.

Но Счетная палата обнаружила, что правительство не разработало критерии отбора территорий для созданий на них ТОР, также нет и системы оценки эффективности ТОР. «Корпорации развития Дальнего Востока» передано менее 1% общей площади участков земли, расположенной в границах территорий, также отметили аудиторы.

Дальневосточным свободным экономическим режимам нужны стратегии долгосрочного развития

Прошедшему во Владивостоке 4—6 сентября Восточному экономическому форуму рейтинговое агентство «Эксперт РА» и компания «Эксперт Бизнес-Решения» «посвятили» исследование «Свободные экономические зоны Дальнего Востока — опыт привлечения иностранных инвесторов» и констатировали, что не спешат последние вкладываться: большинство резидентов в дальневосточных СЭЗ — это бизнес из России. Некоторые иностранные проекты получают статус резидента, но долго не могут начать операционную деятельность, в том числе из-за высокой степени неопределенности современного российского рынка, бюрократии и отсутствия четких правил игры для инвесторов.

Согласно данным Корпорации развития Дальнего Востока (КРДВ), на конец 2018 г. количество резидентов 18 дальневосточных территорий опережающего развития (ТОР) достигло 330. Свободный порт Владивосток (СПВ), который покрывает гораздо большую территорию, насчитывает 1057 резидентов. «Однако результаты привлечения иностранных инвесторов ТОР и СПВ пока сравнительно скромные, — отмечает Вита Спивак, руководитель аналитических направлений компании „Эксперт Бизнес-Решения“. — На долю иностранных инвестиционных проектов в ТОР приходится 9,3% всех зарегистрированных, в СПВ цифра еще меньше — 4,7%».

Государственные ведомства, которые занимаются развитием свободных экономических зон Дальнего Востока, отчитываются о том, что благодаря введению механизмов поддержки инвесторов в регион было привлечено 2,9 трлн руб. вложений (с учетом российских проектов). На долю инвестиционных проектов с иностранным участием приходится около 216 млрд руб. Но, говорится в исследовании, в заявлениях КРДВ не упоминается, что указанный объем привлеченных средств — это «законтрактованные», а не реальные инвестиции. Та же ситуация с информацией о количестве созданных рабочих мест: статистику КРДВ публикуют на основании бизнес-планов резидентов ТОР и СПВ, которые оценивают потенциальное число необходимых им работников.

В реальности, говорится в исследовании, многие проекты, особенно с участием иностранных инвесторов, месяцами не могут начать деятельность, а следовательно, не инвестируют и не создают фактические рабочие места. Из 51 проекта с иностранным участием в рамках СПВ введены и начали операционную деятельность только десять. Сумма их инвестиций в экономику Дальнего Востока составляет 1,2 млрд руб. В ТОР из 31 проекта с иностранным капиталом работает только семь, они проинвестируют в экономику региона 7 млрд руб. Если считать российские проекты, то по состоянию на завершение 2018 г. из 1057 заявленных проектов СПВ заработало только 96, а из 330 проектов ТОР — 66.

Лиха беда — начало

На практике многие проекты не могут начать операционную деятельность из-за проблем согласования старта работ с муниципальными властями уже после получения статуса резидента. Например, резидентам СПВ, хотя им и полагается земельный участок без аукциона, нередко долго передают права на него. Резиденты ТОР, которые рассчитывают на подведенную инфраструктуру, сталкиваются с тем, что на их участке отсутствуют некоторые коммуникации.

Кроме того, по словам В. Спивак, резиденты свободных экономических зон Дальнего Востока не защищены от изменения местного и регионального законодательств. Местные власти опасаются, что свободные экономические режимы ТОР и СПВ могут стать «слишком преференциальными» и повлияют на местную налоговую базу. Так, в 2017 г. в заксобрание Приморского края поступил законопроект, который предлагает ограничить льготы на имущество для резидентов ТОР и СПВ. Кроме того, в 2020 г. Минвостокразвития предложило пересмотреть ставку налога на прибыль для резидентов свободных экономических зон Дальнего Востока. Пока ТОР и СПВ обещают потенциальным резидентам нулевую ставку в течение первых пяти лет (далее налог составляет 12%), однако теперь федеральные власти рассматривают возможность установить неизменную ставку в 7%. Минвостокразвития объясняет эти планы запросами местных властей и самих инвесторов. Но, подчеркивает специалист «Эксперт Бизнес-Решения», именно нестабильность регуляторной системы ТОР и СПВ, а также частые пересмотры правил игры для иноинвесторов серьезно влияют на их интерес.

Пока российские власти пересматривают некоторые преференции для ТОР и СПВ, часть льгот фактически не функционирует. Например, механизм создания свободной таможенной зоны (СТЗ) внутри ТОР и СПВ требует настолько высоких затрат и согласований с таможенной службой, что для большинства проектов это становится просто невыгодно. Из более тысячи резидентов СПВ только четыре проекта смогли позволить себе режим СТЗ.

Пересмотры базовых условий, которые предоставляют ТОР и СПВ, происходят из-за отсутствия долгосрочной стратегии у особых экономических режимов на Дальнем Востоке. Для отдельно взятых ТОР разрабатываются планы перспективного развития, однако российские законодатели не спешат подготавливать единую стратегию для этого вида механизма привлечения инвестиций. Стратегия или долгосрочный план для СПВ не прописаны вовсе, что создает неопределенность для инвесторов, особенно иностранных.

Внешние фобии и внутренние проблемы

Отсутствие стратегии для развития свободных экономических режимов Дальнего Востока сказывается на восприятии местными властями иностранных инвесторов, особенно из соседнего Китая. Опасения, связанные с экспансией китайского бизнеса на Дальнем Востоке, проникают даже в концептуальные документы регионального уровня. Например, программа развития приграничных районов Хабаровского края содержит раздел «Обеспечение безопасности», в котором все обозначенные риски связаны с Китаем. Стратегия развития Еврейской АО до 2030 г. отмечает риск роста зависимости от капитала КНР и угрозу «агрессивной миграционной и экономической политики сопредельных китайских регионов».

Такие настроения в областных администрациях, считает эксперт, мешают функционированию механизмов поддержки иностранных инвестиций. При этом на долю Дальнего Востока пришлось только 2% всех китайских прямых инвестиций в Россию, которые в 2017 г. составили 140 млн долл.

Кроме того, создание преференциальных механизмов привлечения инвестиций не решает более общих социально-экономических проблем региона. Дальневосточный федеральный округ занимает 40,6% территории России, однако там проживает только 5,6% населения. Плотность населения составляет 6,6 человека на квадратный километр. По данным на I квартал 2020 г., в регионе проживают 4,2 млн трудоспособных граждан, но только за три месяца текущего года с Дальнего Востока уехали 2,3 тыс. человек (в 2018 г. регион покинули 33 тыс. человек). Такие демографические показатели создают трудности для развития проектов в свободных экономических режимах Дальнего Востока. Многие проекты испытывают нехватку квалифицированного персонала. Для зарубежных проектов проблемы недостатка кадров усугубляются ограничениями по ввозу иностранной рабочей силы на территорию России.

Еще одной серьезной проблемой всего региона, которая сказывается на деятельности ТОР и СПВ, является низкий уровень развития его транспортной инфраструктуры. По данным компании InfraOne, подготовившей индекс инфраструктурного развития российских регионов, уровень развития транспортной инфраструктуры в Дальневосточном федеральном округе ниже, чем в среднем по стране (3,24), — 3,02.

Проблемы транспортной инфраструктуры наиболее ощутимы в приграничных регионах Дальнего Востока. Качество пограничных переходов, а также затягивание процедур таможенного досмотра становятся серьезными факторами в процессе работы иностранных резидентов СПВ и ТОР, абсолютное большинство которых использует иностранное оборудование и сырье. Модернизация таможенной инфраструктуры и расширение подъездных путей к пунктам пропуска с российской стороны снимут загруженность и очереди на погранпереходах.

Объем прямых иностранных инвестиций в свободные экономические режимы Дальнего Востока соответствует уровню развития инфраструктуры и производительных сил в регионе. Качество регуляторной и операционной организации самих ТОР и СПВ также объясняет слабый интерес иностранных инвесторов. Отсутствие стабильных правил игры отпугивает иностранных инвесторов, которые имеют альтернативы для вложения капитала в свободных экономических зонах КНР или Южной Кореи.

«Создание долгосрочной стратегии для ТОР и СПВ позволило бы российским законодателям осознать необходимость того, что эти зоны не просто должны быть наиболее преференциальными режимами внутри России, но и конкурировать с альтернативными механизмами привлечения и поддержки инвестиций в Восточной Азии, — заключает В. Спивак.

Источники:
http://www.rbc.ru/economics/01/02/2018/5a72ed049a79471380495278
http://www.eg-online.ru/article/406267/
http://www.rbc.ru/economics/01/10/2019/5d92269e9a79473b460293c4

Ссылка на основную публикацию