Ставки взносов снижаются, НДС растет: новая инициатива Минфина

Ставки взносов снижаются, НДС растет: новая инициатива Минфина

Минфин, ранее согласившийся законсервировать основные налоговые условия до 2020 года, снова обсуждает идею «фискальной девальвации». Речь идет о перераспределении прямых и косвенных налогов. Таким образом будет уменьшена прямая нагрузка на бизнес. Соответствующее решение было анонсировано финансовым министром страны Антоном Силуановым.

Его ведомством будут подготовлены предложения, которые позволят «оптимизировать прямую и косвенную нагрузку на бизнес». Планируется, что прямая нагрузка будет снижена, в основном за счет отчислений в соцфонды с заработной платы. Министр подчеркнул, что о росте общей нагрузки на бизнес речи не идет.

Позднее замминистра Ильей Труниным было пояснено, что речь идет о снижении страховых взносов и одновременно с этим повышении НДС. Он подчеркнул, что Минфин будет предлагать такой маневр «каждый новый бюджетный цикл». Уже к 2020 году предложение могут реализовать, как только будет снят мораторий на изменение налоговых условий.

Напомним, что в России в сравнении с соответствующими по уровню развития странами, самая высокая нагрузка от налогов на труд, которые платятся работодателями. Для предпринимателей совокупная ставка от прибыли превышает 47 процентов, из которых большая часть – это налоги на труд. По налоговой нагрузке «выше» России оказались только Украина и Белоруссия.

Именно такая высокая нагрузка и стала причиной ухода предпринимателей в «серую» зону, для уклонения от налогов. Сам Минфин не отрицает, что «конвертные» зарплаты выгоднее белой. Кроме этого, в последние годы наметился тренд снижения собираемости страховых взносов.

Рекомендация о снижении налогов, влияющих на производственную стоимость, за счет увеличения ставки на конечное потребление, в частности, НДС, была предложена МВФ и Европейским Центробанком. По мнению финансовых игроков, такая фискальная девальвация поможет еврозоне преодолеть экономический кризис.

На данный момент ставка НДС в России находится на уровне 18 процентов, некоторые товары облагается по ставке в 10 процентов. Экспорт предполагает нулевую ставку. По прогнозам, уже через три года доля поступлений в бюджет от НДС достигнет почти сорока процентов.

Минфин предлагает повысить сразу и НДС, и нагрузку на зарплаты

Минфин предлагает реформу страховых взносов уже с 2017 г.: начать взимать их со всего зарплатного фонда по единой ставке и к 2020 г. довести ее до 26% (29% – с 2017 г., 28% – с 2018 г.), рассказали пять федеральных чиновников. Есть и альтернативный вариант, говорят два чиновника: в 2017 г. повысить НДС до 20%, 10%-ную льготную ставку поднять до 12%, а с 2020 г. начать увеличивать ее на 2 процентных пункта в год, пока она не сравняется с нельготными 20%. Уже в следующем году можно получить еще почти 600 млрд руб., рассказывает один из чиновников, еще 400 млрд – в 2018 г. и еще 200 млрд руб. – в 2020 г.

Идея Минфина обсуждалась на прошлой неделе премьером Дмитрием Медведевым и министром финансов Антоном Силуановым у президента Владимира Путина, знают два чиновника. Такая встреча была, подтвердил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, но не стал говорить о ее содержании. Пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова предложила обратиться за комментариями к Пескову.

Прорабатывались предложения Минфина в понедельник уже на совещании у первого вице-премьера Игоря Шувалова, рассказывают четыре федеральных чиновника. В его секретариате без комментариев подтвердили совещание. Решений нет, говорят чиновники, один из них объясняет: «Договориться не удается, все ушло на уровень президента и премьера».

Цена роста

Работодатели сейчас платят в Пенсионный фонд 22% с зарплат до 796 000 руб. в год, а сверх этой суммы – 10%. В Фонд социального страхования – 2,9% с годовых заработков до 670 000 руб., в Фонд медицинского страхования – 5,1% со всей зарплаты. Снижение ставки до 29% при отмене порога зарплат приведет к выпадению доходов внебюджетных фондов в 0,1% ВВП, а до 28% – 0,4% ВВП, оценивает Александра Суслина из Экономической экспертной группы.

Но вырастет нагрузка на секторы с наиболее квалифицированным трудом, критичен федеральный чиновник: даже при снижении ставки почти в 2 раза вырастут сборы с зарплат выше нынешнего порога.

Для многих секторов нагрузка будет такой, что зарплаты уйдут в тень, поддерживает другой чиновник. По данным Росстата, на конец 2015 г. зарплаты выше порога получали, например, в сфере IT, добычи полезных ископаемых, в пищевой и химической промышленности, на транспорте и в авиапроме.

Фактически это повышение налоговой нагрузки, говорит директор Центра развития Высшей школы экономики Наталия Акиндинова. Чиновники возражают: ставка снижается на 8% (по закону с 2020 г. взносы должны были вырасти до 34%), говорит один из них, – это не повышение нагрузки, а снижение.

Инфляционный НДС

Повышение НДС до 20% с постепенной унификацией льготы – сильный удар по людям. Дополнительные доходы федерального бюджета при сохранении льготы ежегодно будут расти примерно на 0,6% ВВП и почти на 1% ВВП при ее унификации, оценивает Суслина. Но фронтальное повышение НДС крайне инфляционно, предупреждает чиновник финансово-экономического блока. Рост НДС на 1 п. п. разгонит инфляцию на 0,4–0,6 п. п., говорит эксперт, знакомый с обсуждением предложений Минфина. Дополнительный 1 п. п. инфляции – это 120 млрд руб. дополнительных расходов бюджета, считал Минфин.

В среднем ежемесячно на долю льготников приходится около 5% всех поступлений от НДС, свидетельствуют данные ФНС. В 2014 г. бюджет потерял из-за 10%-ной льготы примерно 150 млрд руб., говорит один из чиновников. Но льготная ставка на НДС распространяется на товары первой необходимости, отмечает Суслина: это реальный удар по населению, повышать доходы бюджета за счет платежеспособного населения, чтобы исполнять социальные обязательства, неправильно. Минфин предлагает и поддержку, например пособие для 10% самых бедных – 1500 руб., знает чиновник.

Мера ударит и по региональным бюджетам, предупреждает федеральный чиновник, – сократится налог на прибыль. А повышение НДС может ухудшить его собираемость, полагает чиновник.

Бизнес боится

Конструкция Минфина не без изъянов, говорит один из чиновников, но главное – непонятно, как преподнести эту идею бизнесу. Для высокотехнологичных отраслей с большими трудозатратами это просто удар под дых, предупреждает сопредседатель «Деловой России» Антон Данилов-Данильян: либо вырастут их налоговые расходы, либо предприятия перенесут рост НДС на потребителей.

В машиностроении доля фонда оплаты труда в стоимости продукта велика, отмечает председатель совета директоров группы «Каскол» Сергей Недорослев, в инженерном центре – до 60–70%. Но чтобы увеличить возможность для долгосрочных инвестиций, ставку страховых выплат нужно понизить серьезно, считает он. А повышение НДС придется закладывать в стоимость продукта, продолжает Недорослев. Пострадают и отрасли, работающие на внутренний рынок, – ритейл, коммунальная сфера, предупреждает Данилов-Данильян.

Но даже если нагрузка по взносам сократится, предприниматели не будут увеличивать инвестиции, полагает Данилов-Данильян: бизнес устал доверять обещаниям правительства.

«Кто сказал, что государство должно одним помогать, а на других нагрузку повышать? И где гарантии, что полученные деньги направят на инвестиции, а не выведут за рубеж?» – спрашивает один из участников обсуждений. «Правила игры менялись столько раз, что никто никому не доверяет, отсюда совсем не очевидно, что теневой сектор начнет обеляться», – согласен один из чиновников.

Шансы невелики

Но провести такой «маневр» с 2017 г. вряд ли получится, рассуждает чиновник финансово-экономического блока, знакомый с идеями Минфина: надо учитывать не только бюджетную, но и социально-политическую ситуацию. Минфин торгуется за дополнительные доходы, говорит федеральный чиновник: нужна половина – попроси больше, вероятнее всего, получишь именно половину.

Представитель Минфина не ответили на запрос «Ведомостей».

Минфин меняет НДС на взносы

Ведомство утверждает, что маневр будет нейтральным для бюджета, но из-за роста цен он разово добавит инфляции два процентных пункта. Идею размена не принимает Минтруд — поскольку потери Пенсионного фонда от снижения взносов составят 2 трлн руб. Бизнес находит предложения Минфина неоднозначными: снижение расходов на зарплаты будет сопровождаться ростом цен, который приведет к снижению деловой активности.

Налоговый форум — мероприятие, традиционно открывающее Неделю российского бизнеса РСПП. В отсутствие главы Минэкономики Максима Орешкина и руководителя Федеральной налоговой службы Михаила Мишустина (оба заявленных в программе спикера вчера были в командировке) министр финансов Антон Силуанов стал основным докладчиком форума. Он впервые назвал рассчитываемые ведомством параметры налогового маневра — снижение ставки страховых взносов с 30% до 22% и повышение НДС с 18% до 22%. Минфин утверждает, что такой размен будет нейтральным для бюджета и налоговая нагрузка останется в пределах нынешних 31,6% ВВП. Одновременно со снижением ставку страховых платежей предложено сделать плоской (сейчас работодатель платит 22% с заработка до 876 тыс. руб. в год плюс 10% с суммы превышения).

Заявленные Минфином выгоды маневра — обеление зарплат, упрощение администрирования и улучшение собираемости (НДС собирать проще, чем взносы). Предлагается объединить страховые взносы в один платеж, который далее будет расщепляться во внебюджетные фонды. Маневр простимулирует предприятия, ориентированные на экспорт (НДС при экспорте возмещается). Антон Силуанов указал на зависимость между ставкой платежей в соцфонды и теневой занятостью — при росте эффективной ставки с 21,2% в 2008 году до 28,4% в 2016-м формальный уровень занятости снизился с 50,6% до 44,5%. То есть, показывает Минфин, рост нагрузки приводит к увеличению тени.

Признанный министром минус маневра — разгон инфляции. Рост НДС разово увеличит ее на два процентных пункта (ЦБ вчера на предложения Минфина публично не реагировал). По словам Антона Силуанова, Минфин приступил к обсуждению параметров маневра с соцблоком. Впрочем, глава Минтруда Максим Топилин уже подсчитал, что потери Пенсионного фонда от маневра составят 2 трлн руб. в год. “У нас в правительственных документах написано иное: что мы уменьшаем трансферт, уходим от бюджетной зависимости ПФР и фонда соцстраха, поэтому логика Минфина мне непонятна”, — заявил министр.

Бизнес предложения Минфина воспринял неоднозначно. Для компаний, у которых зарплаты сотрудников составляют большую часть расходов (например, в IT-бизнесе), снижение взносов — большой плюс. Минусы — в параллельном повышении НДС. По словам президента ТПП Сергея Катырина, увеличение ставки этого налога приведет к росту цен для потребителей и, как следствие, — к снижению деловой активности бизнеса. При этом надежды на обеление зарплат Сергей Катырин назвал сильно преувеличенными. “Некоторое снижение нагрузки для тех, кто привык совсем не платить налоги, — слишком слабый стимул”, — отметил он.

Глава “Опоры России” Александр Калинин отмечает, что от маневра выиграют ресурсодобывающие компании, производители сельхозпродукции и оборонный комплекс. Для остального бизнеса предложение Минфина — это минус. “21/21 выглядело привлекательнее. В конфигурации 22/22 нагрузка не уменьшается, хотя собираемость налогов увеличится. Для предпринимателей НДС вырастет на четверть”, — сказал он. По его мнению, для предприятий-неэкспортеров для компенсации повышения НДС было бы справедливым ввести инвестиционный вычет по налогу на прибыль. Глава “Деловой России” Алексей Репик говорит, что “в целом дух предложений Минфина соответствует ожиданиям бизнеса, но ставки в 22% требуют расчетов в разрезе отраслей”.

Минфин вчера расчетов к своему маневру не представил. По оценке Дмитрия Куликова из АКРА, размен невыгоден для бюджета. Снижение ставок взносов сократит доходы фондов на 2% ВВП (1,6 трлн руб.), при этом рост НДС добавит лишь 0,7% ВВП. По его словам, чтобы для системы в целом эффект оказался нейтрален, необходимо, чтобы снижение нагрузки на труд простимулировало выход из тени нескольких миллионов занятых или чтобы началось повышение пенсионного возраста.

Минфин вводит новый налог с зарплаты

Минфин России совместно с Центробанком РФ разработал законопроект об индивидуальном пенсионном капитале и в скором времени собирается внести его в Правительство РФ на утверждение перед внесением в Госдуму. Основная суть этого законопроекта заключается в том, что граждане должны будут самостоятельно копить себе на пенсию. А накопления эти будут формироваться за счет ежемесячных удержаний с заработной платы всех трудоустроенных граждан. Фактически индивидуальный пенсионный капитал должен будет заменить накопительную пенсию, ранее замороженную по решению Правительства РФ.

Таким способом чиновники хотят помочь гражданам накопить себе на пенсию и выйти на нее раньше. Законопроект о формировании индивидуального пенсионного капитала (ИПК) в негосударственных пенсионных фондах предполагает право получения накопительной пенсии по старым правилам:

для мужчин — в 60 лет;
для женщин — в 55 лет.
Но для того чтобы накопить на такую пенсию, гражданам придется меньше получать в течение всего периода трудовой деятельности.

Размер нового зарплатного налога

В настоящее время все российские граждане отдают со своих доходов в обязательном порядке только НДФЛ в размере 13% — налог на доходы физических лиц. Больше никаких отчислений с заработной платы законодательством не предусмотрено, а обязательные страховые взносы в Пенсионный фонд за работников оплачивают работодатели. Общий размер таких страховых отчислений с официальной зарплаты каждого россиянина составляет 30% от фонда оплаты труда и других вознаграждений в пользу физических лиц.

После ввода отчислений в ИПК существующая модель страховых пенсий сохранится. Граждане, когда достигнут пенсионного возраста, будут получать заработанную страховую пенсию, а новые отчисления из зарплаты будут направлены на формирование пенсионного капитала и выплату накопительной пенсии в дополнение к страховой.

Отчисления Минфин предлагает ввести в размере до 6% от полученного дохода. Но такая ставка будет установлена не сразу. Повышение будет происходить постепенно по 1% в год:

первый год – год ожидания, в течение которого предусмотрен нулевой тариф;
второй год —1% от зарплаты;
третий год — 2% от зарплаты и так далее до 6%.
Обязанность удерживать из зарплаты граждан эти средства и перечислять их в НПФ будет возложена на работодателей. Сумму взносов освободят от обложения НДФЛ. То есть сперва из зарплаты будет вычитаться сумма взноса на ИПК, а уже от остатка исчисляться 13% налога.

Налог добровольный или обязательный?

В законопроекте Минфина и Центробанка сказано, что ИПК станет существенной прибавкой к страховым пенсионным выплатам. Новый пенсионный капитал граждане смогут передавать по наследству, а также распоряжаться им даже до наступления пенсионного возраста, например в случае тяжелой болезни. При этом страховая часть пенсии, как сказано в законопроекте, останется без изменений. При этом пенсионные накопления граждан будут застрахованы по аналогии с банковскими вкладами.

Но как быть, если человек не хочет для себя всех этих дополнительных выгод? Оказывается, от нового налога на зарплату можно будет отказаться.

Законопроектом предусмотрено автоматическое подключение к пенсионным накоплениям всех работающих граждан, за которых сейчас работодатель уплачивает страховые взносы. При начислении им заработной платы бухгалтеры организации-работодателя будут обязаны удерживать с зарплаты отчисления в НПФ по установленной ставке и перечислять их в выбранный НПФ. Если работник не хочет копить себе на пенсию, он сможет написать письменное заявление на имя руководителя организации. До получения такого заявления удержания с зарплаты будут осуществлять каждый месяц.

Законопроект должен получить одобрение Правительства РФ, после чего он будет внесен на рассмотрение Госдумы. Эксперты ожидают, что инициатива Минфина будет принята уже в осеннюю сессию, а значит, вступит в силу с 2020 года.

Источники:
http://www.vedomosti.ru/economics/articles/2016/09/20/657727-povisit-nds
http://www.dairynews.ru/processing/minfin-menyaet-nds-na-vznosy.html
http://guardinfo.online/2019/03/20/minfin-vvodit-novyj-nalog-s-zarplaty/
http://pravoved.ru/question/1432209/

Ссылка на основную публикацию