Сергей Глазьев предлагает альтернативу налоговому маневру

Сергей Глазьев предлагает альтернативу налоговому маневру

Маневр с маневром

Увеличение ставки НДС, которое обсуждается в правительстве вкупе со снижением страховых взносов, стоит заменить вводом налога с продаж, такое право могли бы получить власти российских регионов. Соответствующее предложение содержится в отчете о совершенствовании законов в сфере государственной региональной политики, который подготовили Госдума, Совет Федерации, Счетная палата и привлеченные эксперты (документ есть у РБК). До 30 апреля его представят на заседании Совбеза, говорят два источника РБК в Совфеде, участвовавших в подготовке отчета, и один из сторонних экспертов. Разработать такой отчет Госдуме и Совфеду поручил сам Совет безопасности в сентябре прошлого года.

Дать регионам полномочия по налогу с продаж депутаты и сенаторы предлагают «в рамках переноса налоговой нагрузки с производственной сферы на сферу потребления». Правительство сейчас обсуждает налоговый маневр «22/22», согласно которому ставка НДС вырастает с 18 до 22%, а размер страховых взносов, наоборот, снижается с 30% до все тех же 22%. Впрочем, как сказал в понедельник первый вице-премьер Игорь Шувалов, власти могут и вовсе отказаться от изменения налогов. Подготовить меры по настройке налоговой системы поручил президент Владимир Путин, вступить в силу они должны с 2020 года.

Введение налога с продаж нельзя рассматривать как альтернативу налоговому маневру, это скорее «ответвление», так как «22/22» не затрагивает региональные бюджеты, говорит заместитель руководителя Аналитического центра при правительстве Глеб Покатович. Появление налога с продаж, если доходы от него будут поступать в региональные бюджеты, — политическое решение, уверен профессор департамента государственного и муниципального управления Высшей школы экономики (ВШЭ) Мстислав Афанасьев. Вопрос в том, чего хотят чиновники — чтобы российская налоговая система работала по унитарным или федеративным принципам, отмечает он. Кроме того, не очень понятно, зачем вводить еще один налог, если можно повысить НДС и перераспределить его между регионами и центром, о чем давно просят власти субъектов, добавляет Афанасьев.

Об обсуждении налога с продаж среди чиновников экономического блока в марте сообщили «Ведомости» со ссылкой на свои источники. Налог с продаж уже действовал в России с 1991 по 1992 год и с 1998 по 2004 год. Во втором случае право вводить его имели регионы, максимальная ставка составляла 5%.

Представитель Минфина в ответ на запрос РБК назвал «преждевременной» тему введения налога с продаж. Министерство выступило с маневром «22/22», а введение нового налога одновременно с повышением НДС «неприемлемо», подчеркнул он. Замминистра финансов Илья Трунин в марте говорил, что его ведомство считает налог с продаж «вчерашним днем», и заверил, что такая мера не обсуждается.

По данным «Ведомостей», налог может взиматься в формате торгового сбора, что позволит не указывать его в чеке и не увеличивать цену на его сумму. Такой подход также даст возможность обойти решение Конституционного суда, который в 2003 году признал противоречащим Конституции взимание налога со стоимости товаров, которые покупаются индивидуальными предпринимателями. По словам Трунина, власти обсуждали введение торгового сбора, который можно было бы привязать к показателям выручки.

Совбезу предложат еще несколько налоговых мер. Одна из них — эксперимент по введению курортного сбора, который в случае успеха стоит распространить на всю страну. Как писал РБК, правительственная комиссия уже одобрила законопроект по введению сбора в Крыму, Алтайском, Краснодарском и Ставропольском краях. Его размер составит до 100 руб. за каждые сутки пребывания приезжих старше 18 лет. Предложение, как сообщили источники РБК, распространится, в частности, на туристов, которые останавливаются у физлиц, и работников в командировке.

Кроме того, депутаты и сенаторы настаивают на возможности введения акцизов на продукты, наносящие вред здоровью человека, и зачислении доходов от них в региональные бюджеты. Обложить налогами потребление вредных продуктов в декабре предлагал и министр финансов Антон Силуанов.

​Среди других предложений, прописанных в отчете для Совбеза, — индексация объема дотаций на выравнивание бюджетов регионов на уровень инфляции. Авторы также просят «укрупнять» субсидии и субвенции. На эту проблему в ходе Красноярского экономического форума обращал внимание врио губернатора Пермского края Максим Решетников. Сейчас размер некоторых субсидий может составлять, например, 7 млн руб., при этом трудозатраты на их получение и подготовку отчетности по ним будут перевешивать эту сумму, отмечал Решетников.

В Минфине объяснили, что альтернативы нет: или налоговый маневр, или повышение соцвзносов, что убьет легальный бизнес

Власти РФ не могут позволить себе сохранить на текущем уровне высокие ставки страховых взносов, из-за которых бизнес вынужден уходить “в тень”. По сути, альтернативы налоговому маневру, предложенному Минфином, нет. Если и дальше повышать ставки, то это убьет легальный бизнес.

По словам замминистра финансов России Владимира Колычева, министерство обеспокоено ростом “теневого” сектора российской экономики, который наблюдается последние годы. “Доля формальной занятости в структуре занятости внебюджетного сектора, которую мы наблюдали последние семь-восемь лет, снижалась примерно на 0,7% в год. Если мы предположим, что она так и будет дальше снижаться, это приведет к довольно существенным выпадающим доходам для бюджетной системы”, – пояснил Колычев агентству “Прайм”.

Причиной этого, по словам чиновника, являются высокие ставки страховых взносов, которые составляют сейчас 30% от фонда оплаты труда и делают неконкурентоспособным легальный бизнес.

При этом действующая система социального обеспечения остается разбалансированной. Это вынуждает власти снова принимать решение о повышении ставок, что, в свою очередь, еще больше провоцирует бизнес на использование “серых” зарплатных схем.

“Основная наша цель – выйти из этого порочного круга”, – сказал замминистра.

В конце прошлого года власти уже принимали решение повысить взнос в ФОМС, что привело бы к повышению общего взноса с 2020 года до 30,8%, однако позже отказались от этого, также напомнил он. “Мы не находимся в равновесном положении. Нам просто для того, чтобы остаться на текущем уровне, надо какие-то меры принимать”, – сказал замминистра.

В качестве такой меры Минфин предложил снизить совокупную ставку страховых взносов и перенести налоговую нагрузку на НДС – установив и те и другие ставки на уровне 22%. Такой уровень ставок, по словам замминистра, – “это баланс между нейтральностью для бюджетного сектора и соотношением положительных и негативных последствий для частного сектора”.

Предлагаемый Минфином налоговый маневр со снижением ставки страховых взносов с 30% до 22% и повышением ставки НДС с 18% до 22% призван уравнять конкурентные условия в экономике, затормозить процесс ухода бизнеса в неформальный сектор и, как следствие, сократить разбалансировку государственных страховых систем.

По словам Колычева, хотя в этом случае бюджет никаких дополнительных доходов не получит, нагрузка на частный сектор не поменяется и выиграет формальный сектор.

“Важный момент – выигрывает формальный сектор практически по всем отраслям. Единственные сектора, которые, по нашим расчетам, проигрывают – это строительство, и это негативное последствие как раз связано с тем, что там довольно высокая доля неформальных платежей заработных плат”, – добавил замминистра.

Главной целью маневра, по его словам, является прекращение ухода бизнеса в “тень” и создание равных конкурентных условий для компаний, которые платят все налоги, и тех, кто этого не делает.

“Если серьезно зажимать административно, компании заставлять платить полностью, то велика вероятность, что те, кто раньше использовали неформальные практики, будут неконкурентоспособны, будут вынуждены выходить с рынка с соответствующими негативными последствиями для экономики в целом. Поэтому переход от неформальных практик к формальным мы хотим смягчить. В этом весь смысл налогового маневра. Мы структурируем маневр так, чтобы негативных косвенных последствий было минимально, а позитивных максимально”, – пояснил Колычев.

В целом говоря о том, какой масштаб обеления ожидает Минфин, он отметил, что даже для того, чтобы остаться по соотношению неформального и формального сектора на текущем уровне, надо предпринимать какие-то меры, чтобы тенденция эта не усугублялась, отмечает “Интерфакс”. “Приведет ли маневр к тому, что обелится или нет, мы считаем, что создаются условия для того, чтобы этому способствовать”, – отметил замминистра.

По оценке Минфина, общий объем доходов населения в неформальном секторе экономики РФ в 2016 году составлял около шести триллионов рублей и примерно еще столько же российские работники получили в прошлом году через “серые” зарплатные схемы без уплаты налогов и страховых взносов.

Источники:
http://www.newsru.com/finance/15mar2017/taxmaneuver.html
http://www.rbc.ru/finances/15/11/2019/5dcd745c9a79475fdec6adff

Ссылка на основную публикацию