Сенаторы предложили приравнять к фрилансерам работающих с юрлицами

Сенаторы предложили приравнять к фрилансерам работающих с юрлицами

В Госдуму внесли законопроект, который приравнивает совместное проживание мужчины и женщины в течение пяти лет к «фактическим брачным отношениям» — со всеми вытекающими из этого статуса правовыми последствиями. Об этом РБК сообщили в пресс-службе инициатора закона, сенатора Антона Белякова.

Для признания союза «фактическими брачными отношениями» мужчина и женщина должны проживать совместно в течение пяти лет и вести общее хозяйство, говорится в сообщении.

Кроме того, если у пары есть общий ребенок, срок совместного проживания, приравнивающий отношения незарегистрированной пары к брачным отношениям, предлагается сократить до двух лет.

«Я хочу добиться урегулирования в законодательстве. За последние 20 лет идет неуклонное снижение доли зарегистрированных браков в российском обществе. Минувший год был годом с самым маленьким количеством официально зарегистрированных браков за последние 20 лет», — сказал Беляков в разговоре с РБК.

По его словам, проблема заключается в том, что факт совместного проживания и факт самостоятельной идентификации себя как супругов не означает их юридическую защищенность. «[В законопроекте] предлагается, если вопрос не урегулирован договором между парой, то, соответственно, имущество, нажитое во время совместного проживания, становится равнодолевой собственностью после пяти лет совместной жизни или после двух лет, в случае если у пары есть дети», — заявил Беляков.

Равенство между гражданским браком и официальным облегчит взыскание алиментов и раздел совместного имущества, пояснила РБК адвокат по семейному праву Светлана Дубровина. По ее словам, сейчас установить факт незарегистрированных брачных отношений можно только в суде — «предоставив показания свидетелей — родных и друзей, совместную регистрацию или справку о фактическом проживании, общие фотографии».

Инициатива приравнять сожительство к официальному браку вызывает много вопросов, прокомментировала РБК юрист Виктория Дергунова. «В части урегулирования имущественных отношений закон нужно поддержать», — уверена она.

Однако приравнять сожительство к браку в других аспектах семейной жизни будет не так просто, указала юрист. «Возникают вопросы: означает ли это, что мы признаем за сожителями право на усыновление? на услуги суррогатной матери? имеет ли бывшая сожительница право на алименты до того, как общему ребенку исполнится три года?» — указала юрист.

Непонятно, почему депутаты устанавливают срок пять лет или два года в случае, если есть ребенок. «Может быть, лучше не привязываться к сроку сожительства, а учитывать момент приобретения имущества и признавать его совместным», — допустила Дергунова.

Также возникает правовая коллизия, если человек уже состоит в официальном браке, но фактически сожительствует с другим человеком. «Если приравнять к браку такое сожительство, у нас тогда многоженство или многомужество получится», — указала юрист.

С инициативой приравнять гражданский брак к официальному в 2015 году выступал адвокат Александр Добровинский — тогда он собирал подписи под проектом изменения Семейного кодекса, однако они приняты не были.

«Наконец-то законодатели услышали», — отметил Добровинский в разговоре с РБК. По его словам, в качестве практикующего адвоката он постоянно сталкивается с проблемой неурегулированных имущественных отношений сожителей. «К примеру, когда пара жила вместе, и один из них умер. Второй человек не имеет права ни на что, даже если он прожил с ней или с ним 20–30 лет. Я не понимаю, почему наша страна должна делить людей на «хороших» — у которых есть отметка в паспорте, и на «плохих» — у кого ее нет», — подчеркнул юрист.

Сейчас на имущество, приобретенное «фактическими супругами» во время незарегистрированного брака, режим общей собственности супругов не распространяется, сообщил РБК адвокат бюро «Деловой фарватер» Павел Ивченков. «В то же время никто не запрещает им оформить режим общей долевой собственности, установив доли в собственности по соглашению сторон. Если режим долевой собственности не установлен, в случае возникновения спора об имуществе доказать свое право на него иногда бывает достаточно трудно», — пояснил он.

Однако пока не ясно, как наличие «фактического брака» будет доказываться в суде, в случае, например, раздела совместно нажитого имущества, отметил Ивченков. «Скорее всего, основными источниками доказывания будут выступать свидетельские показания, материалы личной переписки (смс-сообщения, сообщения интернет-мессенджеров), материалы фото- и видеосъемок. [В этом случае] существует большой риск формирования противоречивой судебной практики, которая и так не всегда однозначна даже в рамках одного суда», — заключил адвокат.

С критикой инициативы Белякова уже выступила председатель комиссии Совфеда по совершенствованию Семейного кодекса Елена Мизулина. По ее словам, «фактический брак очень неустойчивый» и «порождает много семейно-правовых споров». «Кроме того, еще одно следствие фактических браков — рост беспризорности, безнадзорности», — заявила она, подчеркнув, что от этого прежде всего страдают дети.

В целом, по мнению Мизулиной, ослабление института брака и семьи — удар по общественной и государственной стабильности России. «Если у нас распространено сожительство, то надо искать причины, почему люди не регистрируют браки. Надо укреплять и пропагандировать институт брака, разъяснять его преимущества», — подчеркнула она.

По данным Росстата, число браков, заключенных в 2016 году, стало минимальным за последние 16 лет — менее семи зарегистрированных союзов на тысячу человек. Для сравнения, в 2015 году этот показатель составлял почти восемь браков на 1 тыс.​ человек, в 2014-м — 8,4 официально зарегистрированных союза на тысячу человек. Однако минимальное значение этого показателя было зафиксировано в 2000 году. Тогда на тысячу человек приходилось 6,2 зарегистрированных брака.

Сенаторы предложили приравнять к фрилансерам работающих с юрлицами

В Госдуму внесли законопроект, который приравнивает совместное проживание мужчины и женщины в течение пяти лет к «фактическим брачным отношениям» — со всеми вытекающими из этого статуса правовыми последствиями. Об этом РБК сообщили в пресс-службе инициатора закона, сенатора Антона Белякова.

Для признания союза «фактическими брачными отношениями» мужчина и женщина должны проживать совместно в течение пяти лет и вести общее хозяйство, говорится в сообщении.

Кроме того, если у пары есть общий ребенок, срок совместного проживания, приравнивающий отношения незарегистрированной пары к брачным отношениям, предлагается сократить до двух лет.

«Я хочу добиться урегулирования в законодательстве. За последние 20 лет идет неуклонное снижение доли зарегистрированных браков в российском обществе. Минувший год был годом с самым маленьким количеством официально зарегистрированных браков за последние 20 лет», — сказал Беляков в разговоре с РБК.

По его словам, проблема заключается в том, что факт совместного проживания и факт самостоятельной идентификации себя как супругов не означает их юридическую защищенность. «[В законопроекте] предлагается, если вопрос не урегулирован договором между парой, то, соответственно, имущество, нажитое во время совместного проживания, становится равнодолевой собственностью после пяти лет совместной жизни или после двух лет, в случае если у пары есть дети», — заявил Беляков.

Равенство между гражданским браком и официальным облегчит взыскание алиментов и раздел совместного имущества, пояснила РБК адвокат по семейному праву Светлана Дубровина. По ее словам, сейчас установить факт незарегистрированных брачных отношений можно только в суде — «предоставив показания свидетелей — родных и друзей, совместную регистрацию или справку о фактическом проживании, общие фотографии».

Инициатива приравнять сожительство к официальному браку вызывает много вопросов, прокомментировала РБК юрист Виктория Дергунова. «В части урегулирования имущественных отношений закон нужно поддержать», — уверена она.

Однако приравнять сожительство к браку в других аспектах семейной жизни будет не так просто, указала юрист. «Возникают вопросы: означает ли это, что мы признаем за сожителями право на усыновление? на услуги суррогатной матери? имеет ли бывшая сожительница право на алименты до того, как общему ребенку исполнится три года?» — указала юрист.

Непонятно, почему депутаты устанавливают срок пять лет или два года в случае, если есть ребенок. «Может быть, лучше не привязываться к сроку сожительства, а учитывать момент приобретения имущества и признавать его совместным», — допустила Дергунова.

Также возникает правовая коллизия, если человек уже состоит в официальном браке, но фактически сожительствует с другим человеком. «Если приравнять к браку такое сожительство, у нас тогда многоженство или многомужество получится», — указала юрист.

С инициативой приравнять гражданский брак к официальному в 2015 году выступал адвокат Александр Добровинский — тогда он собирал подписи под проектом изменения Семейного кодекса, однако они приняты не были.

«Наконец-то законодатели услышали», — отметил Добровинский в разговоре с РБК. По его словам, в качестве практикующего адвоката он постоянно сталкивается с проблемой неурегулированных имущественных отношений сожителей. «К примеру, когда пара жила вместе, и один из них умер. Второй человек не имеет права ни на что, даже если он прожил с ней или с ним 20–30 лет. Я не понимаю, почему наша страна должна делить людей на «хороших» — у которых есть отметка в паспорте, и на «плохих» — у кого ее нет», — подчеркнул юрист.

Сейчас на имущество, приобретенное «фактическими супругами» во время незарегистрированного брака, режим общей собственности супругов не распространяется, сообщил РБК адвокат бюро «Деловой фарватер» Павел Ивченков. «В то же время никто не запрещает им оформить режим общей долевой собственности, установив доли в собственности по соглашению сторон. Если режим долевой собственности не установлен, в случае возникновения спора об имуществе доказать свое право на него иногда бывает достаточно трудно», — пояснил он.

Однако пока не ясно, как наличие «фактического брака» будет доказываться в суде, в случае, например, раздела совместно нажитого имущества, отметил Ивченков. «Скорее всего, основными источниками доказывания будут выступать свидетельские показания, материалы личной переписки (смс-сообщения, сообщения интернет-мессенджеров), материалы фото- и видеосъемок. [В этом случае] существует большой риск формирования противоречивой судебной практики, которая и так не всегда однозначна даже в рамках одного суда», — заключил адвокат.

С критикой инициативы Белякова уже выступила председатель комиссии Совфеда по совершенствованию Семейного кодекса Елена Мизулина. По ее словам, «фактический брак очень неустойчивый» и «порождает много семейно-правовых споров». «Кроме того, еще одно следствие фактических браков — рост беспризорности, безнадзорности», — заявила она, подчеркнув, что от этого прежде всего страдают дети.

В целом, по мнению Мизулиной, ослабление института брака и семьи — удар по общественной и государственной стабильности России. «Если у нас распространено сожительство, то надо искать причины, почему люди не регистрируют браки. Надо укреплять и пропагандировать институт брака, разъяснять его преимущества», — подчеркнула она.

По данным Росстата, число браков, заключенных в 2016 году, стало минимальным за последние 16 лет — менее семи зарегистрированных союзов на тысячу человек. Для сравнения, в 2015 году этот показатель составлял почти восемь браков на 1 тыс.​ человек, в 2014-м — 8,4 официально зарегистрированных союза на тысячу человек. Однако минимальное значение этого показателя было зафиксировано в 2000 году. Тогда на тысячу человек приходилось 6,2 зарегистрированных брака.

В Совфеде предложили считать фрилансерами только тех, кто работает с юрлицами

В законопроекте о налогообложении самозанятых предстоит определить статус фрилансеров, работающих без оформления договоров. Необходимо решить, относить ли их к самозанятым гражданам, рассказал журналистам один из авторов законопроекта, зампред Совета Федерации Евгений Бушмин, по итогам совещания комитета по бюджету и финрынкам.

Сейчас фрилансеры должны заключать гражданско-правовой договор с юридическими лицами, юрлицо в данном случае выступает в качестве налогового агента и удерживает из суммы гонорара НДФЛ. Если договор не оформляется, это является не проблемой фриланса, а проблемой конкретных юрлиц, заключили участники совещания.

«Мы хотим, чтобы все, кто себя сейчас называет фрилансерами, вошли в правовое поле через взаимодействие с юридическими лицами. Если он фрилансер от юридического лица, тогда у него должен быть договор с юридическим лицом. Если он (работает) у физического лица, здесь мы говорим, не надо договора – надо так, как сейчас, надо просто это ввести в правовое поле. А фрилансеры должны работать с юридическим лицом», — отметил Бушмин.

Проблемы с правовой идентификацией возникают в отношении писателей, художников, фотографов и журналистов, продающих свои материалы без предварительного заказа, указывает он.

«Если он сам написал в инициативном порядке, он кто? Он самозанятый. Вот надо с ними разбираться, надо разбираться с фотографами, которые продают свои фотографии, с журналистами, которые (продают) свои статьи», — говорит сенатор. Предстоит определить, куда вписать таких трудящихся — «во фрилансеры, у которых трудовой договор, или в самозанятое население», сказал Бушмин.

В настоящее время в отношении самозанятых до 1 января 2020 года введены налоговые каникулы. В Минфине приняли решение, что за этот период необходимо определиться с правовой идентификацией данной категории трудящихся. Согласно законопроекту Бушмина и главы комитета Совфеда по бюджету и финансовым рынкам Сергея Рябухина, самозанятые граждане должны будут приобретать патент, который необходимо будет оплатить до начала налогового периода. Размер патента будет определять конкретный регион. Кроме того, самозанятые будут направлять страховые отчисления в государственные внебюджетные фонды по пониженной ставке — 5% МРОТ в месяц.

Фрилансеров приравняют к мигрантам

Чтобы продолжить работу, такой гражданин должен будет либо зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя, либо ожидать следующего года, когда можно будет вновь получить патент на право работы. По словам исполняющего обязанности заместителя директора департамента развития малого и среднего предпринимательства Минэкономразвития Алексея Шестоперова, за основу данной инициативы был взят опыт Казахстана и некоторых стран ЕС, а также уже сложившаяся практика патентов для легальных мигрантов, оказывающих в России услуги физическим лицам.

– Официальная статистика фиксирует, что у нас последние несколько лет растет доля теневой экономики, в первую очередь неформальной занятости. На четыре миллиона уменьшилось количество работников крупных и средних предприятий. Кроме того, в этом году более чем 500 тысяч индивидуальных предпринимателей прекратили свою деятельность, при этом занятость на малых предприятиях – юридических лицах за последние два квартала также не увеличилась. Общая численность экономически активного населения не снижается. Вывод – люди продолжают работать, но в теневом секторе, – говорит Шестоперов. – В рамках выполнения поручения Правительства

Минэкономразвития подготовило предложения: мы взяли за основу модель, используемую по отношению к иностранным гражданам в части особого порядка уплаты НДФЛ. Самозанятый гражданин, который хочет легализоваться, платит небольшой платеж – по нашей оценке, сумма платежа не должна составлять более 1 тысячи рублей. При этом применяются дополнительные условия. Во-первых, продолжительность осуществления трудовой деятельности не должна превышать 6 месяцев в течение года. Во-вторых, под особый порядок попадут не все виды деятельности, а только несвязанные с получением лицензии, не предполагающие привлечения наемных работников и технологически простые.

По данным представителя Минэкономразвития, перечень видов деятельности будет обсуждаться с заинтересованными сторонами, но предварительно в этот список входят репетиторы, переводчики, швеи, «нянечки» и домработницы, сиделки, фотографы, не имеющие ателье, а также самозанятые в сельском хозяйстве – выполняющие вспомогательные работы или продающие выращенную на собственных приусадебных участках сельхозпродукцию. По словам Алексея Шестоперова, данные предложения будут оформлены в законодательную инициативу, и список профессий, подпадающий под патентование, будет определенным и прописанным в законе.

Инициатива министерства вызвала неоднозначную реакцию, особенно с учетом предложения фактически уравнять в трудовых правах иностранных мигрантов и граждан РФ. По мнению председателя комиссии по безопасности Мосгордумы Инны Святенко, данное предложение спорно.

– С одной стороны, если есть возможность получить средства в бюджет от тех людей, которые работают, не платя налоги – это хорошо. Но с другой стороны – даст ли эта инициатива соответствующий результат? Поскольку патент для иностранного физического лица у нас тоже стоит тысячу рублей, то непонятно – в чем же будет приоритет для россиян на фоне иностранного гражданина, который наверняка захочет работать за меньшую сумму, – отмечает она.Кроме того, по мнению Инны Святенко, проблемой остается ограничение срока патента полугодовым сроком. В этом случае пострадают работники с сезонной занятостью.- Допустим, у переводчика работа по полгода с полугодовым интервалом. Каким образом ему тогда быть честным? – недоумевает она.

По мнению Инны Святенко, доказать, что тот или иной самозанятый работник – например, гид или переводчик, получают деньги за свою деятельность, весьма затруднительно и потребует от правоохранительных органов большой работы.Член Комитета Совета Федерации по экономической политике Евгений Тарло приветствует инициативу, однако считает, что её эффективность будет зависеть от размера стоимости патента.- Самое печальное – если человек вообще не работает. Это гораздо хуже, даже чем если он работает, не выплачивая государству налоги, – считает сенатор. – Если человек заплатит столько, сколько он сможет – мы решили задачу. Можно ставить задачу получить огромные деньги – но тогда мы будем выкидывать людей из легального поля. Инициатива положительно повлияет на ситуацию с коррупцией. Если размер платы за патент не будет чрезвычайно большой – значит люди будут платить.

По мнению сенатора, сохранение миграционного потока из среднеазиатских стран СНГ в сфере низкоквалифицированной рабочей силы неизбежно, и легализованная рабочая сила из самой России не сможет восполнить объективную потребность в рабочей силе.

– Москвичи не пойдут работать дворниками и на овощебазы. Легко поддаться эмоции – запретить въезд. Что дальше? Остановить стройки? Прекратить работы на овощных базах? Журналисты, юристы и депутаты пойдут работать на овощебазы, как было в советское время? Начало решения проблемы – в упрощении легализации мигрантов, – считает Евгений Тарло.

По его мнению, миграционный поток вследствие экономических диспропорций между Россией и странами СНГ неизбежен, и никакие запретительные или ограничительные меры не принесут результата.

– В странах Западной Европы и США полицейская система работает более эффективно, чем в России. Тем не менее, там сотни тысяч незаконных мигрантов – не говоря уже о законных. Из-за боевых действий в Ливии мигранты преодолевали морские преграды и высаживались в Италии, – отмечает сенатор. – Надо отбросить иллюзии. У нас нет возможности закрыть границы с теми странами, из которых идет максимальный поток трудовой миграции – Киргизией, Узбекистаном, Таджикистаном.

Компенсировать данную ситуацию Евгений Тарло предлагает за счет введения тотального наблюдения за мигрантами.

– Мой собеседник в Фейсбуке высказал идею, и я её поддерживаю. Она просто исполнима технически и практически ничего не стоит для государственного бюджета. Надо снабдить каждого мигранта специальной сим-картой мигранта, которая всегда должна быть при нем, и мигрант всегда должен быть на связи. У всех приезжающих к нам есть мобильные телефоны, их цена очень невелика. С ними всегда можно связаться, можно установить, находятся ли они там, где указали в миграционных документах, занимаются ли они трудовой деятельностью, – предлагает сенатор. – Да, это ограничение прав. Но даже в Европе, где постоянно ведутся разговоры о демократии, мы слышим, как говорят о допустимости права государства на наблюдение и доступ к персональным данным во имя безопасности граждан. На мой взгляд, определенное ограничение прав лиц, которые перемещаются из других стран в Россию, возможно.

«Что будет скрывать добросовестный человек?» – уверен Евгений Тарло. Сенатор также предлагает ужесточить и контроль за внутренней миграцией. «Внутренняя миграция дает не меньше криминальных ситуаций чем внешняя. Мы должны контролировать и внутреннюю миграцию», – считает он.

Источники:
http://www.rbc.ru/politics/22/01/2018/5a6598e29a794735b6d4ca91
http://www.audit-it.ru/news/personnel/907804.html
http://expert.ru/2013/11/11/frilanserov-priravnyayut-k-migrantam/
http://www.rbc.ru/economics/24/04/2017/58fe08959a7947ce51657c0b

Ссылка на основную публикацию