Россия обзаведется собственными офшорами

Россия обзаведется собственными офшорами

Российскими властями ведется обсуждение проекта, в рамках которого будет создано две территории, отличающиеся специальным режимом и офшорными признаками. Речь идет об Октябрьском острове в Калининграде и острове Русский на Дальнем Востоке. По словам издания «Ведомости», которым дается ссылка на источники, таким образом будет оказана помощь бизнесменам, попавшим под санкции.

По данным издания, законопроект, который был разработан Минэкономразвития, на данный момент проходит согласование с ведомствами профильной направленности. Планируется, что принят он уже будет весной в рамках соответствующей сессии. В правительстве Калининградской области уже подтверждают, что обсуждение такой идеи имеется. Один из чиновников отметил, что она появилась давно, однако вернуться к ней было решено после того, как США усилили свои санкции. Представителем первого вице-премьера страны Игоря Шувалова комментарии даны не были. Министерства на запрос СМИ не ответили.

Как отмечается источниками, бизнесмены, которым хочется вернуть своим средства в России, смогу сделать это быстро, не оплачивая при этом налоги. В рамках законопроекта разрешен перенос иностранных структур из других государств, в том числе офшорных, при этом правовая форма остается прежней. Компаниям предлагается в кратчайшие сроки заняться переводом капитала в Россию, не выплачивая при этом налоги с доходов иностранного происхождения, отмечается представителем Минэкономразвития. Для этого резидентами зон будет получен статус предпринимательской компании международного уровня.

С помощью такого статуса можно будет провести регистрацию компании за один день, частично сведения будут оставаться скрытыми, отмечается представителем МЭР. Кроме этого, в рамках законопроекта предлагается введение гибких правил для акционерных соглашений и сделок, связанных с отчуждением активов, возможность поделить доли участия на классы. Налоги с таких резидентов будут взиматься только по доходам, которые получаются на российской территории.

Законопроектом также может быть инициировано удаление из трудового права ряда правил, к примеру, ограничений валютного типа и возможности расчета в валюте. Кроме этого, ведется рассмотрение возможности освобождения таких компаний от действия соглашений, связанных с избежанием двойного налогообложения и правилами контролируемых компаний иностранного порядка. Получение особого статуса будет доступно только резидентам специальных районов, однако после завершения эксперимента возможно расширение части предложений на всю страну.

В России уже создают собственные оффшоры и только для иностранных компаний

В конце июля в окончательном чтении приняли законопроект о создании специальных административных районов на острове Русский в Приморье и остров Октябрьский в Калининграде. По факту в России приступили к организации внутренних оффшоров, которые нацелены только на иностранные компании.

За рекордно короткое время в России принят пакет законов для создания Специальных административных районов (САР) или, как их чаще называют, внутренних оффшоров. На всю процедуру потребовалось всего 10 дней: 18 июля законопроект приняли в первом чтении, а 26 – уже в третьем. 28 июля его утвердил Совет Федерации.

При этом за время обсуждений в закон внесли поправки, которые подтверждают худшие опасения экспертов: власти решили не допускать к САР российские компании и предпринимателей. Заявку на регистрацию могут подавать только иностранные компании. Правку внесли перед вторым чтением. Кстати, между вторым и третьим чтением прошёл лишь 1 день.

Изначально законопроект рассчитывал сформировать привлекательную инвестиционную среду для иностранных и российских инвесторов. Однако на совещании у президента в первой половине июля Центральный Банк и экспертное управление Кремля настояли на том, что необходимо ограничить доступ к САР. Объяснялось это тем, что российские компании ринутся в созданные САР и это создаст риски для валютного контроля. В САР валютного контроля нет.

В целом же САР создаются в целях деофшоризации активов россиян и обеспечение иностранным холдингам, принадлежащим россиянам, выгодных условий на фоне международных санкций.

Кто имеет право зарегистрироваться в российских оффшорах?

Российские компании официально лишили возможности регистрироваться в российском оффшоре. Такую возможность в будущем рассматривают как реальную, но сначала нужно провести тесты.

Однако далеко не все иностранные компании могут претендовать на льготное местечко под Калининградским или Приморским солнышком. Чтобы получить статус международной холдинговой компании вкупе с налоговыми льготами, необходимо:

  • Подтвердить, что компания зарегистрирована до 1 января 2018 года;
  • Доказать, что контролирующие лица являлись таковыми до 1 января 2017;
  • В обязательном порядке сменить юрисдикцию на российскую (редомициляция);
  • Вложить в качестве инвестиций 50 миллионов рублей за полгода с момента регистрации;
  • Показать, что компания была зарегистрирована или создана в государстве, входящем в группу FATF или комитете экспертов Совета Европы по оценке мер противодействия с отмыванием денег и финансированием терроризма (МАНИВЭЛ).
  • Завершить процесс ликвидации иностранной компании в срок до полугода или в тот срок, который прописан в законе иностранной юрисдикции, если он больше полугода.

По настоянию Центрального банка в САР запрещено перерегистрировать банки, платёжные системы и прочие организации, подчиняющиеся регулированию ЦБ.

Какие льготы предлагают российские оффшоры?

Какие преимущества предлагают САР в России? Первым делом это 0% налога на доход, полученный в виде дивидендов и от продажи активов. Для дивидендов по акциям международных компаний, которые на момент выдачи являлись публичными, установлен налог в размере 5%.

На территории САР отсутствует валютный контроль, а значит любые операции с валютой можно проводить без ограничений.

Доступ к информации о бенефициарах получат только управляющая компания, функции которой на самом страте будут выполнять назначенные государственные органы, а также контролирующие органы и суды.

Кто воспользуется предложением властей?

Эксперты считают, что основная группа заинтересованных лиц – это владельцы компаний, которые попали под американские и европейские санкции. Санкции перерегистрация не снимет, но облегчит налоговый режим.

Также есть мнение, что в российские оффшоры могут привлечь иностранных инвесторов, которые не являются россиянами. Здесь отмечают, что придётся конкурировать с другими, гораздо более известными и проверенными оффшорами. Тем более, что кардинальных преимуществ и отличий в России не предлагают, а доверие к судебной системе нет ни со стороны россиян, ни, тем более, со стороны иностранных инвесторов.

Разве что предполагают, что японские предприниматели воспользуются возможностью и зарегистрируют компании в Приморье для работы на территории России.

Несмотря на все предположения, пока не ясно, будет ли пользоваться программа САР хоть какой-то популярностью. Существуют опасения, что она станет очередной чёрной дырой в экономике и провалом. Все предыдущие попытки создать оффшоры на территории России заканчивались разбирательствами и закрытием проектов.

К тому же инициатива никоим образом не просчитана и никто не может даже примерно сказать, на какие цифры прямых и косвенных доходов рассчитывает государство. Озвучивается мнение, что власти лишь защищают интересы небольшой группы олигархов, защищая их активы, но не обеспечивая при этом пользы всему государству.

Так это или нет мы узнаем позже, когда увидим, кто воспользовался перерегистрацией международных компаний в российские оффшоры, и какие результаты это дало.

Тем временем вы сами можете задуматься о перерегистрации своей иностранной компании в российские оффшоры. Однако мы не рекомендуем спешить с этим решением. Мы за то, чтобы диверсифицировать риски. Хранить все активы внутри России или какой-либо другой единственной стране неблагоразумно. Более надёжным способом защиты активов является распределение их по нескольким «корзинкам», причём этими корзинками могут быть, как иностранные компании и счета, так и золотые слитки, недвижимость и апельсиновые сады.

Россия обзаведется собственным офшором?

В России может быть создана офшорная зона. Об этом заявил полпред президента в Дальневосточном федеральном округе, вице-премьер РФ Юрий Трутнев по итогам заседания наблюдательного совета Свободного порта Владивосток.

“Практика офшорных территорий существует во всем мире. . Если другие государства считают возможным перетягивать налоговый потенциал путем предоставления налоговых преференций, то, в общем, тем же самым можно заниматься и у нас в РФ”, – приводит его слова “Интерфакс”.

Трутнев уточнил, что действующие на Дальнем Востоке Свободный порт и территории опережающего развития считать офшорами нельзя. “Это преференциальные зоны”, – указал вице-премьер.

“В принципе, я не считаю, что тему возможности создания офшора надо закрыть. На эту тему надо думать. Мы живем в конкурентном пространстве. И если другие страны на себя тянут одеяло, и нам надо со своей стороны упираться, а то стянут совсем”, – пояснил полпред.

Напомним, о возможности создания в России офшорной зоны еще в 2013 году говорил премьер-министр Дмитрий Медведев. “Может, нам какую-то зону создать на Дальнем Востоке. У нас мест много хороших: Cахалин, Курилы”, – указал он тогда, заявив, что это позволит вернуть российские деньги из других офшоров. Вскоре после этого председатель правительства сообщил, что власти всерьез обсудят эту инициативу, а глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин предложил открыть офшорную зону в Сочи.

Доцент кафедры “Фондовые рынки и финансовый инжиниринг” РАНХиГС Василий Якимкин в беседе с корреспондентом “Вестника Кавказа” положительно оценил идею о создании отечественного офшора.

“Задача минимизации налогов достойна внимания, поэтому, если будет создана зона, где налоги будут существенно ниже, чем в других местах, туда пойдут инвесторы, производители и другие бизнесмены. И бизнес фактически поддержит это решение”, – пояснил он.

“Сейчас перед правительством стоит задача как-то стимулировать бизнес, и создание своего офшора может послужить одним из рычагов, который позволит раскачать российский бизнес, и он встанет на устойчивую траекторию роста”, – поведал эксперт.

По словам Якимкина, задача привлечения инвестиций стояла перед руководством страны всегда, но в “жирные”, “тучные” годы она была не так остра. “Сейчас же российские корпорации в целом не вкладываются ни в расширение, ни в совершенствование технологических цепочек. Да, есть отдельные случаи, не вписывающиеся в общую картину, но в основном большая часть корпораций даже держит свободные средства на банковских счетах, не инвестируя их. Поэтому заставить корпорации раскошелиться, инвестировать в бизнес – это задача номер один, и с помощью российского офшора ее и решают”, – отметил доцент кафедры “Фондовые рынки и финансовый инжиниринг” РАНХиГС.

Эксперт уточнил, что российский офшор в этом смысле лучше, чем зарубежный, потому что деньги остаются в России, на виду. “А если корпорация перечисляет в офшор, скажем, на Багамских островах или на Кипре, то, соответственно, они пропадают из поля зрения российского Минфина, и там тяжелее или вообще невозможно собрать налоги. От этого страдает бюджет, который сейчас и так дефицитный. Минфин ищет способы, чтобы его пополнить, и один из них – создание отечественного офшора”, – заявил аналитик, добавив, что такая зона может быть создана где-нибудь на Дальнем Востоке, например, во Владивостоке.

“Условия, которые должны действовать в этой зоне, однозначные. Во-первых, это снижение налоговой нагрузки. Во-вторых, нужно сделать бизнес менее прозрачным, чтобы у корпораций было меньше отчетности и меньше проверок. Особенно это важно для малого и среднего бизнеса. В-третьих, стоит существенно снизить административную нагрузку”, – перечислил он.

Все это, подчеркнул эксперт, будет стимулировать к организации бизнеса именно через офшорную зону. “То есть, независимо от того, в каком регионе России бизнес реально ведется, вся документация будет идти через офшоры – со всеми вытекающими”, – заключил Василий Якимкин.

Профессор кафедры “Финансы, денежное обращение и кредит” РАНХиГС Юрий Юденков, напротив, скептически отнесся к идее создания российских офшоров, напомнив, что на прошлой неделе Владимир Путин принял решение о ликвидации ряда зон свободной экономической торговли (Новые особые экономические зоны, ОЭЗ).

“Было доказано с цифрами в руках, что они оказались неэффективными. Их создавали, чтобы развивать производство, открывать новые рабочие места, но все это не оправдалось”, – уточнил он.

На этом фоне, выразил опасение эксперт, есть опасность, что российские предприниматели будут использовать отечественные офшоры только для ухода от налогов, а если говорить о привлечении капитала, то российские офшоры западных инвесторов (из США, Великобритании, Японии) заинтересуют в последнюю очередь.

“С одной стороны, наша страна в прошлом и позапрошлом году предприняла массу усилий, чтобы вывезти капитал из зарубежных офшорных зон в белую зону нашей страны. А теперь мы создаем офшорную зону у себя”, – недоумевает профессор кафедры “Финансы, денежное обращение и кредит” РАНХиГС.

Он пояснил, что сейчас в России активно идут дискуссии, страна находится на перепутье, когда нужно выбирать новый путь развития. “А для развития необходимы деньги. Поэтому рассматриваются и обсуждаются различные варианты привлечения капитала, в том числе и создание офшорных зон”, – уточнил эксперт.

Говоря о возможном месте создания этих зон, Юрий Юденков напомнил, что в первую очередь они создаются в стомильной зоне от океана. “Значит, это будет либо Санкт-Петербург, либо Дальний Восток, Приморский край. Менее вероятно – Мурманск”, – предположил он.

Кому помогут русские офшоры

Для многих это событие так и осталось странным: страна, власти которой долгие годы говорят о необходимости возвращения из офшоров на родину выведенного из страны капитала, вдруг стала стремиться обзавестись собственными офшорами. Где же логика?

Острова везения

На минувшей неделе Госдума приняла в окончательном чтении, а Совет Федерации одобрил законопроект о создании на западном и восточном рубежах России специальных административных районов (САР), которые в СМИ уже окрестили «русскими офшорами». Для окончательного создания специальных зон на островах Октябрьский (Калининградская область) и Русский (Приморье) не хватает лишь подписи президента.

Строго говоря, о классических офшорах, то бишь территориях с облегченными условиями для ведения бизнеса, в случае с САР речи не идет. Власти подчеркивают, к примеру, что стать резидентами специальных зон смогут только иностранные компании, за исключением банков и других финансовых организаций.

Не получится зарегистрироваться и вновь созданным компаниям: крайний срок регистрации юрлица — 1 января 2018 года.

Наконец, главное условие — инвестировать в российские предприятия не менее 50 миллионов рублей в течение полугода.

Что же должно привлечь на острова инвесторов? Во-первых, льготный режим налогообложения. Совсем освободят от налогов доходы по дивидендам, а с доходов иностранцев по акциям будут взимать лишь 5 процентов.

Во-вторых, в САР будет смягчен контроль со стороны государства.

В-третьих, и для многих это условие, по идее, должно стать самым привлекательным: компаниям позволят скрыть своих бенефициаров (собственников) и партнеров — эти данные будут доступны только государству и суду. И это — прямой ответ на западные санкции и начавшиеся с подачи руководства США торговые войны.

Сменить прописку

Зарегистрировавшиеся в САР компании получат статус международных и смогут неограниченно совершать валютные операции. Как полагают собеседники «Эксперт Online», в условиях торговых войн между США, ЕС и Китаем российские спецзоны привлекут к себе компании из этих стран, которые ранее ограничивали свое присутствие в России или вовсе не хотели здесь работать.

С другой стороны, как пишет «Парламентская газета» со ссылкой на мнения депутатов и сенаторов, законы направлены именно на деофшоризацию российской экономики, как бы парадоксально это ни звучало. Впрочем, к парадоксам нам не привыкать.

Считается, что САР привлекут те старые, классические офшорные организации, которые в свое время были созданы россиянами, усиленно выводившими за границу капиталы, полученные в нашей стране.

Для этого им придется сменить прописку, сделав местом постоянного нахождения своих компаний не какие-нибудь Виргинские или Бермудские острова, а острова Октябрьский или Русский. «Островное» совпадение, к слову, не случайно: с английского «офшор» и переводится как «вне берега».

Такие компании также будут считаться международными, но в «русском офшоре» получат дополнительную защиту.

Новые угрозы

Уходить от налогов в классических офшорах становится все сложнее. Некогда любимый российскими бизнесменами Кипр, например, после вхождения в Евросоюз вообще потерял статус офшора. Кроме того, пять лет назад с подачи Вашингтона многие офшоры (те же Бермудские и Виргинские острова, острова Мэн, Гибралтар и прочие) присоединились к системе автоматического обмена налоговой информацией, фактически обнажив секретную информацию о своих резидентах.

В России же «своих» обещали не сдавать, закрыв глаза на то, что до этого бизнесмены так и не вняли призывам вернуть капитал в страну.

Здесь уместно будет вспомнить пресловутую амнистию капиталов, проведенную в России в 2015 — 2016 годах. Тогда обладателям счетов и имущества за рубежом предлагалось легализовать свои активы в обмен на освобождение от административной и налоговой ответственности. Но, как позднее замечал глава Минфина Антон Силуанов, амнистия не дала ожидаемых результатов.

По мнению Силуанова, предприниматели просто не поверили в то, что информация об их зарубежных активах не попадет из налоговой в правоохранительные органы или в СМИ. Амнистия, к слову, была продлена до 28 февраля 2020 года, то есть продолжается и сейчас.

Но впоследствии был опубликован знаменитый «кремлевский доклад» со списком российских чиновников и бизнесменов, сотрудничество с которыми как российских, так и иностранных граждан потенциально может быть обложено санкциями.

А 6 апреля текущего года США ввели полноценные санкции против 26 россиян и 15 российских компаний.

По сути, Минфином США было оказано давление не только на российский бизнес за рубежом, но и на зарубежный бизнес в России, и многим нашим предпринимателям, наверное, хватило логики начать соображать на предмет того, где же их активы будут в большей безопасности — на родине или за границей.

У иностранных же компаний, которым под угрозой санкций со стороны США и Евросоюза запрещают сотрудничать с российскими коллегами, с возникновением специальных административных районов в РФ появляется шанс это сотрудничество осуществлять, так сказать, инкогнито.

Многоточие

В теории все выглядит четко и здраво: а) помогаем компаниям спрятаться от санкций, б) привлекаем дополнительные инвестиции в экономику, в) продолжаем возврат капиталов.

И все же главное сомнение вызывает сама радикальность представленного решения, выражающаяся в кажущемся безумным коктейле из офшоризации и деофшоризации.

Финт, конечно, красивый. Но так ли сильно напуганы наши бизнесмены, чтобы задумка сработала, и так ли сильно доверяют нам бизнесмены иностранные? Здесь пока многоточие…

Россия обзаведется собственными офшорами

Уже нынешней осенью за востоке и западе России — на острове Русский во Владивостоке и острове Октябрьский в Калининградской области заработают специальные административные районы (САР), где будет введен особый налоговый режим для компаний из офшоров, — заявил сегодня глава российского Минэкономики Максим Орешкин.

“Этот режим будет активирован в сентябре-октябре”, — цитирует министра ТАСС.

Если льготные условия налогообложения сохранятся на период не менее 10 лет, ожидается, что приток инвестиций от компаний из офшоров, которые перерегистрируются в САР, может превысить $1 млрд.

Как отметил в беседе с корреспондентом “Вестника Кавказа” советник по макроэкономике генерального директора брокерского дома “Открытие-брокер” Сергей Хестанов, это не первый проект по созданию офшоров в России. “Прежде у них было другое название – “особые экономические зоны”, эти зоны имели льготный или нулевой режим налогообложения. Таких экспериментов было много еще в 1990-е годы, я очень хорошо помню ОЭЗ в Калмыкии и Ингушетии, результат у них был отрицательный, и они были закрыты по настоянию Минфина: многие компании регистрировали там филиалы, состоявшие порой из двух сотрудников – бухгалтера и директора, из-за чего бюджеты других регионов недополучали деньги”, — напомнил он.

“Наверное, единственный успешный пример особой экономической зоны с льготным режимом налогообложения, которая осталась и работает до сих пор – это ОЭЗ производственного назначения Алабуга в Татарстане, в ней построено много машиностроительных предприятий. Все остальные случаи были лишь способом лишить федеральный и региональные бюджеты налоговых поступлений, так что главный противник таких инициатив – это Минфин. Совершенно непонятно, что изменилось сейчас с точки зрения эффекта от особых экономических зон по сравнению с теми временами, когда они приносили только отрицательный результат. В новых правилах нет принципиальных отличий от старых, так что можно ожидать, что спустя некоторое время и этот эксперимент по созданию внутренних оффшоров будет прекращен”, — прогнозирует Сергей Хестанов.

Профессор кафедры “Финансы, денежное обращение и кредит” РАНХиГС Юрий Юденков рассказал о выгодах, которые намерено получить государство от оффшоров на Русском и Октябрьском. “Зоны позволяют компаниям, зарегистрированным в оффшорах, снизить налогообложение, то есть дают им легальный способ ухода от налогов. Государству это выгодно в том, что в такую зону устремляются компании и регион, где она находится, начинает активно развиваться. Скажем, остров Русский – уникальное место, и очень здорово, если САР там заработает, рост промышленности в этом районе будет полезен и Приморскому краю, и в целом России. Было бы очень хорошо, если бы государство в самом деле реализовало такой проект, стимулирующий развитие российских регионов за счет привлечения туда производств”, — подчеркнул он.

“При этом государству нужно обеспечить соответствующую инфраструктуру. Юго-Восточная Азия – место, где все с удовольствием привлекают капиталы, и нам нужно будет создать какие-то особые условия, которые будут показывать конкурентоспособность данной зоны. Пока единственное конкурентное преимущество острова Русский – это то, что это территория России, другие преимущества еще не объявлены. Сейчас потребуется построить инфраструктуру, наладить связь, предоставить торговые площадки и так далее. Одного лишь объявления о введении налоговых льгот для привлечения фирм будет недостаточно”, — предупредил Юрий Юденков.

Россия обзаведется собственным офшором?

Крым станет офшором?

В России появятся офшоры для бизнесменов, оказавшихся под санкциями?

Премьер-министр Дмитрий Медведев предложил рассмотреть возможность формирования в России собственной офшорной зоны на Дальнем Востоке

Медведев предлагает создать собственный офшор России на Дальнем Востоке

Премьер-министр Дмитрий Медведев предложил рассмотреть возможность формирования в России собственной офшорной зоны на Дальнем Востоке. Инициативу премьер высказал на заседании правительства, посвященном рассмотрению 10-триллионной программы развития региона.

«Если такие страсти там (на Кипре) кипят, может, подумать, может, нам какую-то зону создать на Дальнем Востоке. У нас там мест много хороших — Сахалин, Курилы», — заявил Медведев.

«Сейчас весь мир этот Кипр обсуждает: офшорная зона — не офшорная зона. Рано или поздно со всеми делами разберутся, надеюсь, решение будет не конфискационным, а разумным и современным», — уточнил премьер.

Если нас так везде гоняют, то пора вернуться к идее создания собственных офшоров на территории России: «Каждая приличная страна свою юрисдикцию имеет. Поговорим об этом», — резюмировал он, напомнив о переговорах по урегулированию банковского кризиса на Кипре.

В Минфине пока не обсуждали создание дальневосточного офшора. «Думаю, что это шутка», — прокомментировал источник в «Газеты. Ru» в Минфине. На вопрос, что надо сделать, чтобы из Сахалина сделать Гонконг, источник ответил: «Мы вообще-то Гонконг и Сингапур хотели в Москве строить. МФЦ называется».

Пока инициативы по созданию стимулирующего налогового режима на территориях Восточной Сибири и Дальнего Востока прорабатывались в рамках стратегии регионального развития. В январе Минфин подготовил проект поправок в Налоговый кодекс, которые должны стимулировать «инвестиционную деятельность и создание новых промышленных предприятий и высокотехнологичных проектов на территориях Дальневосточного федерального округа и Забайкальского края». Инвесторы будут вправе претендовать на льготы по налогу на прибыль.

Предлагается обнулить на 10 лет часть налога на прибыль, которая зачисляется в федеральный бюджет (2%). При этом регион может на пять лет обнулять свою часть налога на прибыль (18%), а в течение еще пяти лет установить ее на уровне не менее 10%.

Но воспользоваться льготой смогут не все компании, инвестирующие в развитие региона. Во-первых, компания должна быть зарегистрирована на территории ДФО и Забайкалья, иметь в собственности или в долгосрочной аренде земельный участок, на котором планируется реализация инвестиционного проекта, и производить товары исключительно на территории региона.

Претендент на льготу не должен иметь подразделений, работающих за пределами округа, и не являться участником консолидированной группы налогоплательщиков. Льготы не смогут получить некоммерческие организации, банки, страховые организации, негосударственные пенсионные фонды, профессиональные участники рынка ценных бумаг, клиринговые организации. Поправки подготовлены по поручению Владимира Путина по итогам заседания президиума Госсовета 29 ноября 2012 года.

Министр по развитию Дальнего Востока Виктор Ишаев предлагал идти дальше: снизить НДФЛ (не уплачивать налог с надбавок за работу в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях и с районных коэффициентов). В Минфине к идее о снижении ставки НДФЛ относятся скептически.

Офшор — это не только льготы по налогам, считает Валерий Тутыхин, партнер John Tiner & Partners. «Юрисдикция предполагает создание стандартного недорогого сервиса по регистрации бизнеса. Фактически облегченная процедура покупки прописки с целью обеспечения гарантий прав собственности. Также обеспечивается удобство защиты интересов собственников бизнеса в случае корпоративных споров за счет гибкости корпоративного права», — говорит он, напоминая, что информация о бенефициарах бизнеса в офшорах защищена.

«Будем поддерживать идеи нашего правительства. Пока только идея прозвучала. Сначала правительство должно облечь ее в какую-то форму, а потом мы уже поймем, как ее поддерживать», — отреагировал на инициативу Медведева совладелец и председатель совета директоров «Трансмашхолдинга» Андрей Бокарев.

Но в истории России офшоры зарекомендовали себя отрицательно, напомнил на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей владелец холдинга «Интеррос» Владимир Потанин. «Если к этой теме возвращаться, то надо тщательно взвесить, как это делать. Помнить про то, что любые изъятия из национального налогообложения могут нарушить конкурентную среду. Когда мы сейчас говорим об определенных льготах для Забайкалья и Дальнего Востока, надо помнить о том, что там проекты уже реализуются и какие-то предприниматели уже вложились. Поэтому режим для новых не должен дискриминировать старых», — заметил он.

«Что мешает с точки зрения создания компаний финансового характера? Определенные финансовые ограничения, неразвитое финансовое законодательство, недостаточно наработанная судебная практика и еще много чего… Мне кажется, искать надо там, где потеряли, а не там, где светло. Я считаю, что к национальному налоговому режиму надо относиться очень осторожно. А вопросы, связанные с юрисдикцией, надо, конечно, проработать», — подчеркнул предприниматель.

Попытки создать офшорные зоны в России не были результативными, напоминает и руководитель аналитического департамента BNP Paribas Юлия Цепляева. «При президенте Борисе Ельцине было несколько попыток создать офшорные зоны внутри страны, в том числе особую экономическую зону в Ингушетии, но все эти попытки оказались неудачными. Офшорные зоны не смогли привести к развитию отстающих территорий, а с другой стороны — не смогли привлечь туда компании», — говорит она.

Кипр, как особая экономическая зона, предоставлял не только льготы по налогам, но и еще развитую инфраструктуру, надзор и хорошо развитую банковскую систему. На Дальнем Востоке ничего подобного нет, добавляет эксперт.

Кроме того, разница во времени с основными экономическими центрами будет иметь ключевое значение в нежелании компаний пользоваться офшором на Дальнем Востоке, говорит Цепляева.

Сейчас с офшорами начинают бороться на глобальном уровне, создавать офшор на Дальнем Востоке нецелесообразно, отмечает главный экономист Deutsche Bank в России Ярослав Лисоволик. Целесообразнее усилить связь этого региона с экономическим центром страны, считает он: «Лучше сконцентрироваться на других мерах по восстановлению экономики региона — развитии спектра услуг, борьбой с теневой экономикой».

В странах, которые развивают свои экономики за счет офшорных зон, высокий уровень доверия к законодательной и судебной системе, чего нет в России, считает главный экономист «Альфа-банка» Наталья Орлова. «Офшорные юрисдикции достигают больших успехов, потому что инвесторы чувствуют себя спокойно, — говорит она, добавляя, что если офшорная зона будет создана в рамках российского законодательства, то недоверие к российской судебной системе будет распространяться и на эту зону.

Россия обзаведется собственными офшорами

Объявленная Владимиром Путиным в конце 2013 года борьба с офшорами, опасение подпасть под западные санкции, пряник в виде обещанной амнистии капиталов и кнут в виде закона о контролируемых иностранных компаниях — все это заставляло владельцев крупных компаний задумываться о переводе своего бизнеса в Россию. Но российские правоохранительные органы, несовершенство законодательства и плохая судебная система внушают бизнесменам как минимум не меньший страх. «Международные эксперты оценивают активы, контролируемые из офшоров, в $20 трлн. Какая часть приходится на активы, имеющие российское происхождение, точно не известно. Но несомненно, что их доля велика», — говорил летом в интервью РБК замглавы Минфина Сергей Шаталов.

Участники рейтинга РБК 500 разделились на две примерно равные группы: те, кто зарегистрировал бизнес в России, и те, кто выбрал зарубежную юрисдикцию.

С одной стороны, российская юрисдикция в рейтинге побеждает любую другую: в России зарегистрировано 239 компаний из 500 — 47,8%. С другой стороны, это не вполне честный счет: в их число входит 87 государственных компаний, для которых в этом вопросе нет выбора. Вычтем их, останется 152 частные компании, владельцы которых выбрали Россию. Против них 183 частные компании, зарегистрированные за рубежом, и 38 компаний, которые зарегистрированы в иностранных юрисдикциях через «компании-оболочки», например, Yandex N.V., United Company RUSAL. В рейтинге участвует одна иностранная компания — VimpelCom, еще 40 компаний не раскрыли свою юрисдикцию. Таким образом, финальный счет для частного бизнеса выглядит как 152:222 не в пользу России.

Самой популярной зарубежной юрисдикцией для российских бизнесменов остается Республика Кипр, лидирующая с огромным отрывом от ближайших конкурентов — Нидерландов и Британских Виргинских островов.

Если измерять юрисдикции РБК 500 не в штуках компаний, а в рублях, соотношение будет совсем другим. Совокупная выручка российских компаний в 2014 году составила 32,47 трлн руб., тогда как совокупная выручка компаний, зарегистрированных во всех прочих юрисдикциях, — 23,57 трлн руб.

Правда, главная заслуга в этом вновь принадлежит государственным компаниям. Если по числу компаний их доля составляет менее 1/5 части РБК 500, то суммарная выручка превышает 24,5 трлн руб., или 43,7% от суммарной выручки. Главный вклад сделали гигантские государственные компании, занявшие семь из десяти первых строчек в рейтинге: «Газпром», «Роснефть», Сбербанк, РЖД, ВТБ, «Россети» и «Интер РАО». Идущий вторым Кипр сравнивать с Россией в этом смысле и вовсе смешно: совокупная выручка 136 зарегистрированных там компаний составила «всего» 9,056 трлн руб.

Стандарты отчетности, которые выбрали компании рейтинга РБК 500, в общих чертах повторяют очертания главных юрисдикций: 264 участника предпочли РСБУ, 205 — МСФО и US GAAP. Как правило, выбор стандарта отчетности здесь в меньшей степени зависит от страны регистрации и гораздо в большей от публичности компании и наличия у нее кредитов западных финансовых организаций.

А вот проверять отчетность российские компании пока доверяют в основном иностранцам. При этом большая четверка аудиторских компаний в РБК 500 выглядит скорее большой «тройкой с половиной»: у компании Deloitte в рейтинге всего 19 клиентов, тогда как у PricewaterhouseCoopers и EY — по 49, у KPMG — 51 (для сравнения: у российского лидера, «БДО Юникон», — 8 компаний).

По ключевым клиентам безусловным лидером является EY, аудитор семи компаний из первой десятки, хотя первое и второе места она все же уступила конкурентам — PwC («Газпром») и KPMG (ЛУКОЙЛ). В топ-10 пока удалось пробиться единственному российскому аудитору — «Росэкспертизе» («Сургутнефтегаз»).

Источники:
http://internationalwealth.info/deofshorization/russia-already-creates-own-offshore-companies-and-only-for-foreign-companies/
http://mail.vestikavkaza.ru/news/Rossiya-obzavedetsya-sobstvennym-ofshorom.html
http://35media.ru/articles/2018/08/01/komu-pomogut-russkie-ofshory
http://www.nykhas.ru/507545/rossiya-otkroet-russkiy-i-oktyabrskiy/
http://www.gazeta.ru/business/2013/03/21/5111361.shtml
http://www.rbc.ru/business/08/10/2015/561583d49a794756766bfe4f
http://www.rbc.ru/business/07/03/2017/58be6eaa9a79470381913c5f

Ссылка на основную публикацию