Закрыть рекламу ×

Обеспечение режима налоговой тайны на предприятии

Понятие и правовой режим налоговой тайны

Налоговая тайна – предусмотренный законодательством о налогах и сборах специальный режим доступа и использования совокупности конфиденциальной информации о налогообязанных лицах, ставшей известной органам налогового администрирования и органам внутренних дел.

Налоговую тайну составляют любые полученные налоговым органом, органами внутренних дел, органом государственного внебюджетного фонда и таможенным органом сведения о налогоплательщике, за исключением сведений:

1) разглашенных налогоплательщиком самостоятельно или с его согласия;

2) об идентификационном номере налогоплательщика;

3) о нарушениях законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения;

4) предоставляемых налоговым (таможенным) или правоохранительным органам других государств в соответствии с международными договорами (соглашениями), одной из сторон которых является Российская Федерация, о взаимном сотрудничестве между налоговыми (таможенными) или правоохранительными органами (в части сведений, предоставленных этим органам).

Налоговая тайна не подлежит разглашению налоговыми органами, органами внутренних дел, органами государственных внебюджетных фондов и таможенными органами, их должностными лицами и привлекаемыми специалистами, экспертами. Утрата документов, содержащих составляющие налоговую тайну сведения, либо разглашение таких сведений влекут ответственность, предусмотренную федеральными законами.

Согласно пункту 1 ст. 102 НК РФ налоговую тайну составляют любые полученные налоговым органом, органами внутренних дел, следственными органами, органом государственного внебюджетного фонда и таможенным органом сведения о налогоплательщике, за исключением прямо указанных в данной статье сведений.

Как следует из Определения КС РФ от 30 сентября 2004 г. N 317-О, специальный правовой статус сведений, составляющих налоговую тайну, закреплен в ст. 102 НК РФ исходя из интересов налогоплательщиков и с учетом соблюдения принципа баланса публичных и частных интересов в указанной сфере, поскольку в процессе осуществления налоговыми органами Российской Федерации своих функций, установленных НК РФ и иными федеральными законами, в их распоряжении оказывается значительный объем информации об имущественном состоянии каждого налогоплательщика, распространение которой может причинить ущерб как интересам отдельных граждан, частная жизнь которых является неприкосновенной и охраняется законом, так и юридических лиц, чьи коммерческие и иные интересы могут быть нарушены в случае произвольного распространения в конкурентной или криминальной среде значимой для бизнеса конфиденциальной информации. В решении ВАС РФ от 3 марта 2004 г. N 15527/03 разъяснено, что по своей природе и назначению институт налоговой тайны имеет публично-правовой характер и означает защиту налоговым органом сведений, разглашение которых может нарушить права граждан и организаций.

Но нельзя не отметить достаточно спорную норму подп. 3 п. 1 ст. 102 НК РФ, в соответствии с которой режим налоговой тайны не распространяется на сведения о нарушениях законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения. Соответственно, такие факты, как наличие у налогоплательщика недоимки (п. 2 ст. 11 НК РФ), привлечение его к ответственности за налоговые правонарушения (гл. 16, 18 НК РФ), формально не относятся к налоговой тайне. Более того, сведения о мерах ответственности за правонарушения по общему правилу должны быть открытыми для реализации возможности превенции правонарушений. Однако проблема состоит в том, что исходя из известного размера недоимки налогоплательщика по конкретному налогу, общедоступных сведений и правил НК РФ об исчислении данного налога вполне можно исчислить некоторый параметр, уже относящийся к налоговой тайне. Так, недоимка по НДС за определенный налоговый период позволяет ориентировочно оценить размер выручки налогоплательщика, с которой не уплачен данный налог. Возможно, по этой причине на практике крайне затруднительно получить от налоговых органов сведения о задолженности некоторого лица по налогам (пеням, санкциям).

Достаточно неоднозначная позиция приведена в письме Минфина РФ от 4 июня 2012 г. N 03-02-07/1-134: в нем фактически одобрен подход, в соответствии с которым сведения об исполнении налогоплательщиками своих обязательств по уплате налогов не являются налоговой тайной.

Интересно то, что режим налоговой тайны не является обязательным атрибутом налогового законодательства любой страны. Так, А.В. Брызгалин приводит пример Финляндии, в которой налоговая тайна отсутствует: каждый гражданин может, зайдя в налоговую инспекцию, узнать, сколько зарабатывают и платят налогов любые интересующие его люди. Такой подход, по мнению налоговиков, формирует налоговую солидарность, и сами граждане следят за налоговыми обязательствами друг друга . Режим налоговой тайны в России, как и запреты п. 1 ст. 24 и ст. 25 Конституции РФ, по всей видимости, объясняются не только реакцией на криминогенную обстановку в России, но и являются результатом отрицания гипертрофированных и нечетких полномочий государства по контролю за личной жизнью граждан, которые были сформированы в советском периоде. По мнению А. Шайо, конституции рождаются в страхе перед былым деспотизмом. Они закрепляют свободу как отрицание институтов недавней тирании.

48. Выездные налоговые проверки: понятие, принципы и порядок проведения.

Выездная налоговая проверка – проверка, предметом которой являются правильность исчисления и своевременность уплаты налогов, проводимой на территории (в помещении) налогоплательщика на основании решения руководителя (заместителя руководителя) налогового органа по месту нахождения организации или по месту жительства физического лица.

Основные положения о порядке определения предмета выездной налоговой проверки.

1. Выездная налоговая проверка в отношении одного налогоплательщика может проводиться по одному или нескольким налогам.

2. В рамках выездной налоговой проверки может быть проверен период, не превышающий трех календарных лет, предшествующих году, в котором вынесено решение о проведении проверки.

3. Налоговые органы не вправе проводить две и более выездные налоговые проверки по одним и тем же налогам за один и тот же период.

4. Налоговые органы не вправе проводить в отношении одного налогоплательщика более двух выездных налоговых проверок в течение календарного года, за исключением случаев принятия решения руководителем ФНС о необходимости проведения выездной налоговой проверки налогоплательщика сверх указанного ограничения.

5. При определении количества выездных налоговых проверок налогоплательщика не учитывается количество проведенных самостоятельных выездных налоговых проверок его филиалов и представительств.

Выездная налоговая проверка проводится на основании решения руководителя (его заместителя) налогового органа по месту нахождения организации или месту жительства физического лица. При этом решение о проведении выездной налоговой проверки организации, отнесенной к категории крупнейших налогоплательщиков, выносит налоговый орган, осуществивший постановку этой организации на учет в качестве крупнейшего налогоплательщика.

Самостоятельная выездная налоговая проверка филиала или представительства проводится на основании решения налогового органа по месту нахождения обособленного подразделения.

Решение о проведении выездной налоговой проверки должно содержать следующие сведения:

– полное и сокращенное наименования либо фамилию, имя, отчество налогоплательщика;

– предмет проверки, то есть налоги, правильность исчисления и уплаты которых подлежит проверке;

– периоды, за которые проводится проверка;

– должности, фамилии и инициалы сотрудников налогового органа, которым поручается проведение проверки.

Форма решения руководителя (заместителя руководителя) налогового органа о проведении выездной налоговой проверки утверждается федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов (Приказ МНС России от 8 октября 1999 г. N АП-3-16/318 “Об утверждении Порядка назначения выездных налоговых проверок”).

Выездная налоговая проверка не может продолжаться более двух месяцев. Исчисление срока производится со дня вынесения решения о назначении проверки и до дня составления справки о проведенной проверке.

Срок проведения проверки может быть продлен до 4 месяцев, а в исключительных случаях – до 6 месяцев.

Приостановление срока проведения проверки возможно для:

1) истребования документов (информации) у контрагентов или у иных лиц, располагающих документами (информацией), касающимися Дт-ти проверяемого налогоплательщика (плательщика сбора, налогового агента).

2) получения информации от иностранныхгосударственныхорганов в рамках международных договоров РФ;

3) проведения экспертиз;

4) перевода на русский язык документов, представленных налогоплательщиком на иностранном языке.

Приостановление срока проверки осуществляется на основании решения руководителя налогового органа.

Общий срок приостановления не может превышать шести месяцев. Исключение составляет случай приостановления проверки по основанию получения информации от иностранных государственных органов в рамках международных договоров РФ, если налоговый орган не смог получить запрашиваемую информацию в течение шести месяцев. Срок приостановления указанной проверки может быть увеличен на три месяца.

На период действия срока приостановления проведения выездной налоговой проверки приостанавливаются действия налогового органа по истребованию документов у налогоплательщика, которому в этом случае возвращаются все подлинники, истребованные при проведении проверки, за исключением документов, полученных в ходе проведения выемки, а также приостанавливаются действия налогового органа на территории (в помещении) налогоплательщика, связанные с указанной проверкой.

Повторная выездная налоговая проверка – выездная налоговая проверка, проводимая независимо от времени проведения предыдущей проверки по тем же налогам и за тот же период.

Повторная выездная налоговая проверка налогоплательщика может проводиться в двух случаях:

1) вышестоящим налоговым органом – в порядке контроля за Дт-тью налогового органа, проводившего проверку;

2) налоговым органом, ранеепроводившимпроверку, на основании решения его руководителя (заместителя руководителя) – в случае представления налогоплательщиком уточненной налоговой декларации, в которой указана сумма налога в размере, меньшем ранее заявленного.

Если при проведении повторной выездной налоговой проверки выявлен факт совершения налогоплательщиком налогового правонарушения, которое не было выявлено при проведении первоначальной выездной налоговой проверки, к налогоплательщику не применяются налоговые санкции (если это не результат сговора)

В последний день проведения проверки проверяющий составляет справку о проведенной проверке, в которой фиксируются предмет проверки и сроки ее проведения, и вручает ее налогоплательщику или его представителю.

По результатам проверки вне зависимости от того, были выявлены нарушения законодательства о налогах и сборах или нет, в течение 2 месяцев со дня составления справки о проведенной выездной налоговой проверке уполномоченными должностными лицами налоговых органов составляется акт налоговой проверки.

Акт налоговой проверки подписывается лицами, проводившими соответствующую проверку, и лицом, в отношении которого проводилась эта проверка (или его представителем). Об отказе лица, в отношении которого проводилась налоговая проверка, или его представителя подписать акт делается соответствующая запись в акте налоговой проверки.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Правовой режим коммерческой тайны и налоговая проверка

Бытует мнение о том, что для налоговой инспекции нет каких-либо недоступных документов. Налоговый орган может даже «ознакомиться» со сведениями, составляющими банковскую тайну. Так ли это на самом деле, мы попытаемся разобраться в этой статье.

Коммерческая тайна постепенно оформляется в виде гражданско-правового института. Согласно статье 3 Закона от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне», под коммерческой тайной понимается конфиденциальность информации, позволяющая ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. Под режимом коммерческой тайны понимаются правовые, организационные, технические и иные меры по охране конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну, принимаемые ее обладателем.

Статья 5 закона № 98-ФЗ содержит значительный перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну. Ранее перечень этих сведений был закреплен постановлением Правительства РСФСР от 5 декабря 1991 г. № 35 (в ред. постановления Правительства РФ от 3 октября 2002 г. № 731) «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну». Эти два перечня принципиально отличаются друг от друга по своему содержанию. Законом № 98-ФЗ, в отличие от постановления № 35, прямо не запрещается включать в состав сведений, не составляющих коммерческую тайну, бухгалтерскую и налоговую отчетность, то есть «сведения, необходимые для проверки исчисления и уплаты налогов», а также «документы об уплате налогов и обязательных платежах», сведения о заключенных договорах.

Несмотря на то что после принятия закона № 98-ФЗ постановление № 35 официально не отменялось, последнее, руководствуясь принципом верховенства закона, следует признать фактически недействующим. Подобная позиция ранее уже высказывалась аудиторами. Таким образом, вся хозяйственная деятельность предприятия может быть ограничена режимом коммерческой тайны.

Нет ноу-хау, нет и тайны.

Однако это утверждение не означает, что документация предприятия является абсолютно неприкосновенной в случае налоговой проверки. Так, пункт 11 статьи 5 закона № 98-ФЗ указывает, что лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, не может быть установлен режим коммерческой тайны в отношении сведений, обязательность раскрытия которых или недопустимость ограничения доступа к которым установлена иными федеральными законами. Обратим внимание, что данное ограничение распространяется только на субъектов предпринимательской деятельности, хотя закон не связывает режим коммерческой тайны только с предпринимательством. По нашему мнению, такая тайна может быть и у некоммерческих структур, которые вправе, наряду с основной, вести предпринимательскую деятельность для достижения уставных целей и задач. Поэтому они также могут быть субъектами коммерческой тайны.

Пункт 11 статьи 5 закона № 98-ФЗ направлен на раскрытие информации для неограниченного круга лиц, независимо от наличия у них властных полномочий.

Право государственных и муниципальных органов власти и управления на получение информации, составляющей коммерческую тайну, прямо закреплено в статье 6 закона № 98-ФЗ. В отношении запросов правоохранительных органов — этот случай особо оговорен в пункте 3 статьи 6 закона № 98-ФЗ — правовые нормы носят бланкетный характер, поскольку отсылают к соответствующему законодательству, в котором закрепляются права конкретного органа. Так, налоговые органы вправе получать информацию от налогоплательщика в силу прямого указания статьи 31 Налогового кодекса. Поэтому налоговые органы вправе требовать от предприятий представления налоговой и бухгалтерской документации безотносительно к тому, «охвачены» ли интересующие сведения режимом коммерческой тайны или нет. Иное положение вещей было бы нелогично и полностью бы блокировало возможность контроля государства за коммерческим сектором.

Также следует учитывать не только такое свойство коммерческой тайны, как неизвестность ее третьим лицам, но и обусловленность необходимости соблюдения режима секретности этих сведений возможностью получения прибыли в будущем и увеличения доходов (избежания неоправданных расходов) за счет ноу-хау. Представляется, что налоговая проверка при условии законного ее проведения сама по себе не может повлиять на возможность получения доходов при отсутствии этого ноу-хау. Кроме того, налоговые органы в целом и их сотрудники несут установленную законом ответственность за разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну предприятия.

Альтернативный режим

Более строго закон защищает сведения, составляющие служебную тайну. Однако, нормы, регламентирующие оборот сведений, составляющих служебную тайну, разрознены и не объединены в режим, свойственный коммерческой тайне.

Тем не менее сведения, составляющие служебную тайну, в определенных случаях не могут быть истребованы в ходе рядовой проверки даже государственными органами, в том числе и налоговой инспекцией. Так, налоговые органы не вправе требовать представления соглашений об оказании юридической помощи и актов выполненных работ от адвокатов и адвокатских образований, поскольку профессиональную тайну составляет сам факт обращения к адвокату, включая имена доверителей — физических лиц или названия организаций, не говоря уже о содержании оказанной юридической помощи. Ссылки проверяющих на свои права, предусмотренные статьей 31 Налогового кодекса, будут являться неправомерными в силу запрета, предусмотренного пунктом 4 статьи 82 Кодекса. В некотором роде данные рассуждения могут быть применены и к представителям иных профессий, деятельность которых связана с охраной тайны частной жизни граждан — нотариусов, аудиторов и т. д. Однако известной судебной практики по таким делам нет.

В то же время существует хорошо отлаженная судебная практика по охране служебной тайны в банковской сфере. Например, постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 7 июня 2007 г. № 09АП-6993/2007-АК были удовлетворены исковые требования банка о признании незаконным решения налогового органа о привлечении кредитной организации к налоговой ответственности в связи с отказом от представления запрашиваемой информации. Суд указал, что в соответствии с пунктом 2 статьи 86 Налогового кодекса банк обязан представлять инспекции ФНС только справки по счетам и операциям налогоплательщиков и не обязан предоставлять иные сведения.

Налоговый орган же, судя по содержанию его запроса, «нуждался» в информации не по исполнению договора банковского счета, а в иной — фискальной информации, охраняемой банковской тайной. Интересно, что при этом инспекция ссылалась на статью 87 Кодекса, в соответствии с которой она вправе истребовать документы у банка как третьего лица при проверке деятельности налогоплательщика.

Таким образом, эффективность режима коммерческой тайны при налоговой проверке может изменяться в зависимости от организационно-правовой формы компании и ее уставной деятельности.

Юрисконсульт Аудиторско-консалтинговой группы BKR-Интерком-Аудит Вячеслав Кискин:

— Необходимо отметить, что законодательство обязывает организации раскрывать информацию органам государственной власти по их запросу, в том числе относящуюся к коммерческой тайне (ст. 6 Закона от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне»).

Истребование информации и документов о деятельности налогоплательщика может происходить как в рамках налоговой проверки, так и при рассмотрении материалов налоговой проверки в случае назначения руководителем (заместителем руководителя) инспекции ФНС дополнительных мероприятий налогового контроля (п. 1 ст. 93.1 НК).

Налоговый орган при наличии обоснованной необходимости может истребовать вне рамок проведения проверок информацию о конкретных сделках у участников сделки или у иных лиц, располагающих информацией о сделке (п. 2 ст. 93.1 НК).

Между тем рекомендуется обращать внимание на правильность составления запросов о предоставлении документов и информации, которые должны содержать четкий перечень запрашиваемых документов. Как показывает арбитражная практика, если в запросе не указано точное количество запрашиваемых документов, то привлечь налогоплательщика к ответственности по статье 126 Налогового кодекса невозможно. Более того, если организация уверена, что часть документов представлять не обязана, то она может не выполнять требование инспекторов (ст. 21 НК).

В отдельных случаях на незаконность привлечения к ответственности по статье 129.1 Кодекса лиц за неправомерное несообщение (несвоевременное сообщение) сведений указывает арбитражная практика (см. постановление ФАС Московского округа от 21 июля 2004 г. № КА-А40/6066-04).

Правовой режим коммерческой банковской налоговой тайны

Сегодня предлагаем ознакомиться со статьей на тему: “Правовой режим коммерческой банковской налоговой тайны” с комментариями профессионалов. На странице собран материал подробно описывающий тематику. Но, если у вас возникнут вопросы, вы всегда их можете задать нашему дежурному юристу.

Правовой режим коммерческой тайны и налоговая проверка (И. Кузьмин, «Московский бухгалтер», N 9, май 2008 г.)

Правовой режим коммерческой тайны и налоговая проверка

Бытует мнение о том, что для налоговой инспекции нет каких-либо недоступных документов. Налоговый орган может даже «ознакомиться» со сведениями, составляющими банковскую тайну. Так ли это на самом деле, мы попытаемся разобраться в этой статье.

Какой секрет неуязвим?

Коммерческая тайна постепенно оформляется в виде гражданско-правового института. Согласно статье 3 Закона от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ «О коммерческой тайне», под коммерческой тайной понимается конфиденциальность информации, позволяющая ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. Под режимом коммерческой тайны понимаются правовые, организационные, технические и иные меры по охране конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну, принимаемые ее обладателем.

Статья 5 закона N 98-ФЗ содержит значительный перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну. Ранее перечень этих сведений был закреплен постановлением Правительства РСФСР от 5 декабря 1991 г. N 35 (в ред. постановления Правительства РФ от 3 октября 2002 г. N 731) «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну». Эти два перечня принципиально отличаются друг от друга по своему содержанию. Законом N 98-ФЗ, в отличие от постановления N 35, прямо не запрещается включать в состав сведений, не составляющих коммерческую тайну, бухгалтерскую и налоговую отчетность, то есть «сведения, необходимые для проверки исчисления и уплаты налогов», а также «документы об уплате налогов и обязательных платежах», сведения о заключенных договорах.

Несмотря на то что после принятия закона N 98-ФЗ постановление N 35 официально не отменялось, последнее, руководствуясь принципом верховенства закона, следует признать фактически недействующим. Подобная позиция ранее уже высказывалась аудиторами. Таким образом, вся хозяйственная деятельность предприятия может быть ограничена режимом коммерческой тайны.

Нет ноу-хау, нет и тайны.

Однако это утверждение не означает, что документация предприятия является абсолютно неприкосновенной в случае налоговой проверки. Так, пункт 11 статьи 5 закона N 98-ФЗ указывает, что лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, не может быть установлен режим коммерческой тайны в отношении сведений, обязательность раскрытия которых или недопустимость ограничения доступа к которым установлена иными федеральными законами. Обратим внимание, что данное ограничение распространяется только на субъектов предпринимательской деятельности, хотя закон не связывает режим коммерческой тайны только с предпринимательством. По нашему мнению, такая тайна может быть и у некоммерческих структур, которые вправе, наряду с основной, вести предпринимательскую деятельность для достижения уставных целей и задач. Поэтому они также могут быть субъектами коммерческой тайны.

Пункт 11 статьи 5 закона N 98-ФЗ направлен на раскрытие информации для неограниченного круга лиц, независимо от наличия у них властных полномочий.

Право государственных и муниципальных органов власти и управления на получение информации, составляющей коммерческую тайну, прямо закреплено в статье 6 закона N 98-ФЗ. В отношении запросов правоохранительных органов — этот случай особо оговорен в пункте 3 статьи 6 закона N 98-ФЗ — правовые нормы носят бланкетный характер, поскольку отсылают к соответствующему законодательству, в котором закрепляются права конкретного органа. Так, налоговые органы вправе получать информацию от налогоплательщика в силу прямого указания статьи 31 Налогового кодекса. Поэтому налоговые органы вправе требовать от предприятий представления налоговой и бухгалтерской документации безотносительно к тому, «охвачены» ли интересующие сведения режимом коммерческой тайны или нет. Иное положение вещей было бы нелогично и полностью бы блокировало возможность контроля государства за коммерческим сектором.

Также следует учитывать не только такое свойство коммерческой тайны, как неизвестность ее третьим лицам, но и обусловленность необходимости соблюдения режима секретности этих сведений возможностью получения прибыли в будущем и увеличения доходов (избежания неоправданных расходов) за счет ноу-хау. Представляется, что налоговая проверка при условии законного ее проведения сама по себе не может повлиять на возможность получения доходов при отсутствии этого ноу-хау. Кроме того, налоговые органы в целом и их сотрудники несут установленную законом ответственность за разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну предприятия.

Более строго закон защищает сведения, составляющие служебную тайну. Однако, нормы, регламентирующие оборот сведений, составляющих служебную тайну, разрознены и не объединены в режим, свойственный коммерческой тайне.

Тем не менее сведения, составляющие служебную тайну, в определенных случаях не могут быть истребованы в ходе рядовой проверки даже государственными органами, в том числе и налоговой инспекцией. Так, налоговые органы не вправе требовать представления соглашений об оказании юридической помощи и актов выполненных работ от адвокатов и адвокатских образований, поскольку профессиональную тайну составляет сам факт обращения к адвокату, включая имена доверителей — физических лиц или названия организаций, не говоря уже о содержании оказанной юридической помощи. Ссылки проверяющих на свои права, предусмотренные статьей 31 Налогового кодекса, будут являться неправомерными в силу запрета, предусмотренного пунктом 4 статьи 82 Кодекса. В некотором роде данные рассуждения могут быть применены и к представителям иных профессий, деятельность которых связана с охраной тайны частной жизни граждан — нотариусов, аудиторов и т.д. Однако известной судебной практики по таким делам нет.

В то же время существует хорошо отлаженная судебная практика по охране служебной тайны в банковской сфере. Например, постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 7 июня 2007 г. N 09АП-6993/2007-АК были удовлетворены исковые требования банка о признании незаконным решения налогового органа о привлечении кредитной организации к налоговой ответственности в связи с отказом от представления запрашиваемой информации. Суд указал, что в соответствии с пунктом 2 статьи 86 Налогового кодекса банк обязан представлять инспекции ФНС только справки по счетам и операциям налогоплательщиков и не обязан предоставлять иные сведения.

Налоговый орган же, судя по содержанию его запроса, «нуждался» в информации не по исполнению договора банковского счета, а в иной — фискальной информации, охраняемой банковской тайной. Интересно, что при этом инспекция ссылалась на статью 87 Кодекса, в соответствии с которой она вправе истребовать документы у банка как третьего лица при проверке деятельности налогоплательщика.

Правовой режим коммерческой тайны и налоговая проверка

Бытует мнение о том, что для налоговой инспекции нет каких-либо недоступных документов. Налоговый орган может даже «ознакомиться» со сведениями, составляющими банковскую тайну. Так ли это на самом деле, мы попытаемся разобраться в этой статье.

Коммерческая тайна постепенно оформляется в виде гражданско-правового института. Согласно статье 3 Закона от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне», под коммерческой тайной понимается конфиденциальность информации, позволяющая ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. Под режимом коммерческой тайны понимаются правовые, организационные, технические и иные меры по охране конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну, принимаемые ее обладателем.

Статья 5 закона № 98-ФЗ содержит значительный перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну. Ранее перечень этих сведений был закреплен постановлением Правительства РСФСР от 5 декабря 1991 г. № 35 (в ред. постановления Правительства РФ от 3 октября 2002 г. № 731) «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну». Эти два перечня принципиально отличаются друг от друга по своему содержанию. Законом № 98-ФЗ, в отличие от постановления № 35, прямо не запрещается включать в состав сведений, не составляющих коммерческую тайну, бухгалтерскую и налоговую отчетность, то есть «сведения, необходимые для проверки исчисления и уплаты налогов», а также «документы об уплате налогов и обязательных платежах», сведения о заключенных договорах.

Несмотря на то что после принятия закона № 98-ФЗ постановление № 35 официально не отменялось, последнее, руководствуясь принципом верховенства закона, следует признать фактически недействующим. Подобная позиция ранее уже высказывалась аудиторами. Таким образом, вся хозяйственная деятельность предприятия может быть ограничена режимом коммерческой тайны.

Нет ноу-хау, нет и тайны.

Однако это утверждение не означает, что документация предприятия является абсолютно неприкосновенной в случае налоговой проверки. Так, пункт 11 статьи 5 закона № 98-ФЗ указывает, что лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, не может быть установлен режим коммерческой тайны в отношении сведений, обязательность раскрытия которых или недопустимость ограничения доступа к которым установлена иными федеральными законами. Обратим внимание, что данное ограничение распространяется только на субъектов предпринимательской деятельности, хотя закон не связывает режим коммерческой тайны только с предпринимательством. По нашему мнению, такая тайна может быть и у некоммерческих структур, которые вправе, наряду с основной, вести предпринимательскую деятельность для достижения уставных целей и задач. Поэтому они также могут быть субъектами коммерческой тайны.

Пункт 11 статьи 5 закона № 98-ФЗ направлен на раскрытие информации для неограниченного круга лиц, независимо от наличия у них властных полномочий.

Право государственных и муниципальных органов власти и управления на получение информации, составляющей коммерческую тайну, прямо закреплено в статье 6 закона № 98-ФЗ. В отношении запросов правоохранительных органов — этот случай особо оговорен в пункте 3 статьи 6 закона № 98-ФЗ — правовые нормы носят бланкетный характер, поскольку отсылают к соответствующему законодательству, в котором закрепляются права конкретного органа. Так, налоговые органы вправе получать информацию от налогоплательщика в силу прямого указания статьи 31 Налогового кодекса. Поэтому налоговые органы вправе требовать от предприятий представления налоговой и бухгалтерской документации безотносительно к тому, «охвачены» ли интересующие сведения режимом коммерческой тайны или нет. Иное положение вещей было бы нелогично и полностью бы блокировало возможность контроля государства за коммерческим сектором.

Также следует учитывать не только такое свойство коммерческой тайны, как неизвестность ее третьим лицам, но и обусловленность необходимости соблюдения режима секретности этих сведений возможностью получения прибыли в будущем и увеличения доходов (избежания неоправданных расходов) за счет ноу-хау. Представляется, что налоговая проверка при условии законного ее проведения сама по себе не может повлиять на возможность получения доходов при отсутствии этого ноу-хау. Кроме того, налоговые органы в целом и их сотрудники несут установленную законом ответственность за разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну предприятия.

Альтернативный режим

Более строго закон защищает сведения, составляющие служебную тайну. Однако, нормы, регламентирующие оборот сведений, составляющих служебную тайну, разрознены и не объединены в режим, свойственный коммерческой тайне.

Тем не менее сведения, составляющие служебную тайну, в определенных случаях не могут быть истребованы в ходе рядовой проверки даже государственными органами, в том числе и налоговой инспекцией. Так, налоговые органы не вправе требовать представления соглашений об оказании юридической помощи и актов выполненных работ от адвокатов и адвокатских образований, поскольку профессиональную тайну составляет сам факт обращения к адвокату, включая имена доверителей — физических лиц или названия организаций, не говоря уже о содержании оказанной юридической помощи. Ссылки проверяющих на свои права, предусмотренные статьей 31 Налогового кодекса, будут являться неправомерными в силу запрета, предусмотренного пунктом 4 статьи 82 Кодекса. В некотором роде данные рассуждения могут быть применены и к представителям иных профессий, деятельность которых связана с охраной тайны частной жизни граждан — нотариусов, аудиторов и т. д. Однако известной судебной практики по таким делам нет.

В то же время существует хорошо отлаженная судебная практика по охране служебной тайны в банковской сфере. Например, постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 7 июня 2007 г. № 09АП-6993/2007-АК были удовлетворены исковые требования банка о признании незаконным решения налогового органа о привлечении кредитной организации к налоговой ответственности в связи с отказом от представления запрашиваемой информации. Суд указал, что в соответствии с пунктом 2 статьи 86 Налогового кодекса банк обязан представлять инспекции ФНС только справки по счетам и операциям налогоплательщиков и не обязан предоставлять иные сведения.

Налоговый орган же, судя по содержанию его запроса, «нуждался» в информации не по исполнению договора банковского счета, а в иной — фискальной информации, охраняемой банковской тайной. Интересно, что при этом инспекция ссылалась на статью 87 Кодекса, в соответствии с которой она вправе истребовать документы у банка как третьего лица при проверке деятельности налогоплательщика.

Таким образом, эффективность режима коммерческой тайны при налоговой проверке может изменяться в зависимости от организационно-правовой формы компании и ее уставной деятельности.

Юрисконсульт Аудиторско-консалтинговой группы BKR-Интерком-Аудит Вячеслав Кискин:

— Необходимо отметить, что законодательство обязывает организации раскрывать информацию органам государственной власти по их запросу, в том числе относящуюся к коммерческой тайне (ст. 6 Закона от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне»).

Истребование информации и документов о деятельности налогоплательщика может происходить как в рамках налоговой проверки, так и при рассмотрении материалов налоговой проверки в случае назначения руководителем (заместителем руководителя) инспекции ФНС дополнительных мероприятий налогового контроля (п. 1 ст. 93.1 НК).

Налоговый орган при наличии обоснованной необходимости может истребовать вне рамок проведения проверок информацию о конкретных сделках у участников сделки или у иных лиц, располагающих информацией о сделке (п. 2 ст. 93.1 НК).

Между тем рекомендуется обращать внимание на правильность составления запросов о предоставлении документов и информации, которые должны содержать четкий перечень запрашиваемых документов. Как показывает арбитражная практика, если в запросе не указано точное количество запрашиваемых документов, то привлечь налогоплательщика к ответственности по статье 126 Налогового кодекса невозможно. Более того, если организация уверена, что часть документов представлять не обязана, то она может не выполнять требование инспекторов (ст. 21 НК).

В отдельных случаях на незаконность привлечения к ответственности по статье 129.1 Кодекса лиц за неправомерное несообщение (несвоевременное сообщение) сведений указывает арбитражная практика (см. постановление ФАС Московского округа от 21 июля 2004 г. № КА-А40/6066-04).

Источники:
http://www.klerk.ru/law/articles/112375/
http://skd-peterburg.ru/pravovoj-rezhim-kommercheskoj-bankovskoj-nalogovoj-tajny/
http://www.klerk.ru/law/articles/112375/
http://cyberleninka.ru/article/n/rassledovanie-nezakonnogo-ispolzovaniya-tovarnogo-znaka

Ссылка на основную публикацию