Чтобы не быть в убытке как посреднику, какую сумму мне потребовать с заказчика?

Между заказчиком и подрядчиком был заключен договор подряда. Подрядчик работы выполнил, заказчик их принял два года назад без замечаний. Работы должны были быть оплачены в течение пяти дней с даты их сдачи. До настоящего времени работы не оплачены, так как заказчик считает, что выполнены они некачественно. О некачественном выполнении работ заказчик заявил год назад. В качестве доказательства некачественности работ заказчик представил акт, составленный им и генеральным заказчиком, переписку о некачественности работ между заказчиком и подрядчиком, где подрядчик отрицает свою вину, акт о выполнении работ по устранению недостатков работ подрядчика третьим лицом. Уведомление о выявлении несоответствия работ установленным требованиям, о вызове представителя подрядчика заказчик своевременно не направил. Обязан ли заказчик в данной ситуации оплатить работы подрядчика в полном объеме?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Изложенные в вопросе обстоятельства сами по себе не освобождают заказчика от обязанности своевременно оплатить принятые работы. Однако если заказчик докажет, что работы выполнены некачественно, он вправе потребовать соразмерного уменьшения их цены.

Обоснование вывода:
В соответствии с п. 1 ст. 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.
Пунктом 1 ст. 720 ГК РФ установлено, что заказчик обязан в сроки и в порядке, которые предусмотрены договором подряда, с участием подрядчика осмотреть и принять выполненную работу (ее результат), а при обнаружении отступлений от договора, ухудшающих результат работы, или иных недостатков в работе немедленно заявить об этом подрядчику.
Согласно п. 3 той же статьи в случае, если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик, принявший работу без проверки, лишается права ссылаться на недостатки работы, которые могли быть установлены при обычном способе ее приемки (явные недостатки).
Заказчик, обнаруживший после приемки работы отступления в ней от договора подряда или иные недостатки, которые не могли быть установлены при обычном способе приемки (скрытые недостатки), обязан известить об этом подрядчика в разумный срок по их обнаружении (п. 4 ст. 720 ГК РФ).
Сроки обнаружения ненадлежащего качества результата работы определены ст. 724 ГК РФ. Так, заказчик вправе предъявить требования, связанные с недостатками результата работы, обнаруженными в течение гарантийного срока; в случае же, если этот срок не установлен, такие требования могут быть предъявлены заказчиком при условии, что они были обнаружены в разумный срок, но в пределах двух лет со дня передачи результата работы, если иные сроки не установлены законом, договором или обычаями делового оборота (пп. 2, 3 ст. 724 ГК РФ).
Пунктом 1 ст. 723 ГК РФ предусмотрено, что в случаях, когда работа выполнена подрядчиком с отступлениями от договора подряда, ухудшившими результат работы, или с иными недостатками, которые делают его не пригодным для предусмотренного в договоре использования либо при отсутствии в договоре соответствующего условия непригодности для обычного использования, заказчик вправе, если иное не установлено законом или договором, по своему выбору потребовать от подрядчика:
– безвозмездного устранения недостатков в разумный срок;
– соразмерного уменьшения установленной за работу цены;
– возмещения своих расходов на устранение недостатков, когда право заказчика устранять их предусмотрено в договоре подряда (ст. 397 ГК РФ).
Как следует из п. 1 ст. 723 ГК РФ, в случае, если работы выполнены с ненадлежащим качеством, заказчику принадлежит право выбора одного из способов защиты нарушенных прав, которые перечислены в этой норме (п. 42 постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 N 54, постановление АС Поволжского округа от 06.12.2019 N Ф06-55694/19). В том числе заказчик вправе потребовать от подрядчика соразмерного уменьшения договорной цены работ.
Подчеркнем, что выполнение подрядчиком работ с нарушением требований к их качеству само по себе не означает, что заказчик освобождается от обязанности оплатить работы. Такого же мнения придерживаются судьи, указывая, что выполнение подрядчиком предусмотренных договором работ с устранимыми недостатками (дефектами) не освобождает заказчика от обязанности оплатить выполненные работы, но предоставляет ему возможность потребовать от подрядчика либо безвозмездного устранения недостатков в разумный срок, либо соразмерного уменьшения стоимости выполненных работ, либо возмещения своих расходов на устранение недостатков (постановление АС Московского округа от 02.08.2019 N Ф05-11844/19).
Отметим, что в соответствии с п. 3 ст. 307 ГК РФ при установлении, исполнении обязательства и после его прекращения стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию.
С нашей точки зрения, действуя добросовестно, заказчик обязан своевременно уведомить подрядчика о выявленных недостатках работ, обеспечить ему возможность исследовать характер и причины возникновения недостатков. К аналогичным выводам приходят суды. Так, в постановлении Девятого ААС от 18.01.2021 N 09АП-70577/20 отмечено, что в рассмотренном судом случае при наличии спора об объеме и качестве выполненных работ заказчик, действуя добросовестно, должен был обеспечить возможность подрядчику доказать соответствие выполненных работ условиям договора.
А в постановлении Восемнадцатого ААС от 05.12.2017 N 18АП-13972/17 указывается, что при наличии претензий к качеству выполненных работ, с учетом установленного договором гарантийного срока по выполненным работам, наличие каких-либо претензий заказчика к работам должно быть перед подрядчиком раскрыто полно и своевременно, чтобы последний имел возможность либо заявить возражения, либо принять меры к устранению таких недостатков, если они не обусловлены эксплуатационным использованием объекта. Именно такое поведение заказчика следует принять в качестве разумного и добросовестного. Добросовестное поведение сторон (п. 3 ст. 1 ГК РФ) предполагает, что подрядчик имеет право на незамедлительное получение информации о предъявляемых к нему со стороны заказчика претензиях относительно качества выполненных работ, и в равной степени получает право на защиту своих интересов, в том числе посредством совместного с заказчиком осмотра результатов выполненных работ, к которым предъявляются претензии, и назначении экспертизы, в том случае, если по факту результата осмотра выполненных работ заказчик и подрядчик не пришли к единому мнению.
Таким образом, как мы полагаем, в настоящей ситуации подрядчик вправе требовать от заказчика оплаты выполненных работ, а также не лишен права потребовать выплаты неустойки за просрочку в оплате (ст. 330 ГК РФ). Со своей стороны, поскольку недостатки в результатах работ были обнаружены в пределах сроков, которые указаны в ст. 724 ГК РФ, заказчик не лишен возможности заявить требование о соразмерном уменьшении стоимости работ.
Обоснованность такого требования со стороны заказчика может оценить суд по итогам рассмотрения всех обстоятельств спора. Также с учетом конкретных обстоятельств суд вправе дать правовую оценку поведению заказчика с точки зрения принципов добросовестности и разумности.
Представляется, что в случае, если требование заказчика об уменьшении цены работ является обоснованным (что может быть окончательно установлено только судом), сумма оплаты работ и неустойки за просрочку в оплате (если она будет применена подрядчиком), которая истребуется с заказчика, может быть уменьшена на часть цены работы соразмерно выявленным нарушениям со стороны подрядчика (смотрите также постановление АС Северо-Кавказского округа от 16.09.2020 N Ф08-7313/20).

Читайте также:
При печати формы Р11001, листы после 9 страницы не открываются и не распечатываются, что делать?

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Ерин Павел

Ответ прошел контроль качества

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

Налоговые риски работы с агентами и иными посредниками

Автор: Руслан Лиманский, Специалист отдела аудита и налогообложения компании Alinga Consulting Group

Затронутая в данной статье тема является достаточно актуальной в настоящее время, так как большая доля компаний, осуществляющих свою деятельность на территории Российской Федерации так или иначе прибегают к отношениям в рамках заключенных договоров с посредниками.

Посреднические договоры с позиции действующего законодательства.

С точки зрения нормативно-правового регулирования, сфера посреднических отношений является достаточно определенной, что, однако не исключает неясностей и множественных толкований отдельных норм. Отметим, что основные виды посреднических соглашений на сегодняшний день представлены договором комиссии, агентским договором и договором поручения.

Договору комиссии посвящена глава 51 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ГК РФ), в которой он определен как договор, согласно которому одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента. При этом абз. 2 п. 1 ст. 990 ГК РФ вносится уточнение, согласно которому по сделке, совершенной комиссионером с третьим лицом, приобретает права и становится обязанным комиссионер, хотя бы комитент и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по ее исполнению.

В договоре поручения сторонами выступают поверенный и доверитель. Поверенный обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия, при этом права и обязанности по сделке, совершенной поверенным, возникают непосредственно у доверителя (п. 1 ст. 971 ГК РФ).

Под агентским договором мы понимаем тот договор, который удовлетворяет признакам, перечисленным в ст. 1005 ГК РФ:

в отношениях, возникших в связи с подписанием такого договора, всегда участвуют две стороны – агент и принципал. При этом, агент во исполнение обязанностей, принятых в рамках этого договора, взаимодействует с третьими лицами;

агент может выступать либо от своего имени и за счет принципала, либо от имени и за счет принципала.

Та же статья ГК РФ вносит важное уточнение – по сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, даже в тех случаях, когда принципал вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки либо был назван в договоре. Вместе с тем, по сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала.

Одним из существенных условий договора с агентом является установление последнему вознаграждения за исполнение обязанностей, прописанных в договоре. Причем в случаях, когда сумма вознаграждения не закреплена в тексте договора, оно должно быть выплачено в размере аналогичному тому который имел бы место быть в сравнимых обстоятельствах при исполнении аналогичных обязательств. Придерживаться такого порядка требуют нормы ст. 1006 ГК РФ.

Стоит отметить, что практика заключения посреднических договоров была позаимствована нами из правовых систем Англии и США, где, в основном, они заключаются для выполнения посредниками разовых действий, в то время как нормы ГК РФ позволяют заключать посреднические договоры даже без указания срока, на который они заключаются (п. 2 ст. 971, п. 2 ст. 990, п. 3 ст. 1005 ГК РФ). Это обстоятельство лишь способствует большей степени их распространения и практичности при использовании в текущей финансово-хозяйственной деятельности предприятий.

Преимущества заключения посреднических договоров кажутся очевидными. Ведь если оценить их нормативно закрепленные определения, они становятся инструментом расширения сферы деятельности многих компаний за счет привлечения услуг посредников. Также посреднические договоры могут заключаться с целью передачи отдельных непрофильных функций (например, по транспортировке, доставке другим организациям, которые, как правило, на этом специализируются) с тем, чтобы сама компания могла бы сосредоточить все имеющиеся в ее распоряжении ресурсы на реализации ее основных видов деятельности.

Читайте также:
Списание долгов по налогам и страховым взносам (налоговая амнистия 2021). ИП. Почему не списали?

Риски, связанные с заключением посреднических договоров.

Как было отмечено выше, действующим законодательством достаточно четко прописаны правовые основы посреднических договоров. Однако практика показывает, что заключение таких договоров может привести к серьезным налоговым последствиям – в тех случаях, когда их положениями не предусмотрены некоторые очень важные моменты.

В их числе мы можем выделить несколько основных «контрольных точек», которые должны быть под пристальным вниманием как лиц, ответственных за договорную деятельность в компаниях, так и сотрудников бухгалтерских служб.

Для начала отметим, что в текст посреднического договора не должны быть включены положения, которые противоречат природе посреднических взаимоотношений.

По этому поводу в п. 1 Информационного письма Президиума ВАС отмечено, что «к условиям договора, противоречащим природе посреднических сделок, могут относиться условия об оплате переданного товара не позднее определенного срока, условия договора, свидетельствующие об исполнении договора за счет комиссионера, и другие аналогичные положения».

В данном случае риск споров с налоговыми органами возникает прежде всего у поставщика. Ведь в случае переквалификации агентского соглашения в договор купли-продажи представители фискальных органов могут предъявить компании претензии, связанные с занижением налоговой базы по налогу на прибыль и по налогу на добавленную стоимость в налоговом периоде основываясь на несвоевременном отражении выручки.

В качестве примера судебной практики по рассмотрению судами дел, связанных с переквалификацией посреднических договоров, можно привести Постановление ФАС Северо-Западного округа от 03.07.2014 № Ф07-4526/2014 по делу № А21-7267/2013. Суть претензий налоговых органов сводилась к тому, что предприятие включило в базу, облагаемую налогом на добавленную стоимость, только стоимость реализации услуг по передаче тепловой энергии, а не всю стоимость поставленной потребителям энергии, ссылаясь на заключение с теплоснабжающей организацией агентских договоров на подачу энергии через присоединенную сеть. Суд поддержал в споре фискальные органы, отметив правомерность доначислений сумм налога на добавленную стоимость компании, посредством переквалификации агентских договоров на договоры купли-продажи (поставки) тепловой энергии.

С другой стороны, по причине несвоевременного представления отчетов, у заказчика возникают риски несвоевременного отражения суммы выручки, что может привести к доначислениям сумм налога на добавленную стоимость и налога на прибыль.

Здесь нельзя обойти вниманием тот факт, что в случае заключения посреднических договоров, заказчик отражает выручку на основании полученного от посредника отчета. Обязанность представления таких отчетов прямо предусмотрена нормами ст. 999 и 1008 ГК РФ. Вместе с тем, ст. 316 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ) закреплено, что если реализация производится через комиссионера, то налогоплательщик-комитент определяет сумму выручки от реализации на дату реализации на основании извещения комиссионера о реализации принадлежащего комитенту имущества. При этом комиссионер обязан в течение трех дней с момента окончания отчетного периода, в котором произошла такая реализация, известить комитента о дате реализации принадлежавшего ему имущества. Таким образом, момент передачи отчета заказчику лучше всего четко прописать в договоре учитывая нормы НК РФ.

Кроме того, при всех очевидных достоинствах заключения посреднических договоров в процессе осуществления реальной хозяйственной деятельности, с позиции налоговых органов они нередко представляют собой инструмент налоговой оптимизации, налогового планирования. Прежде всего это вызвано сложившейся практикой, при которой разделение функций принципала и агента (если речь идет об агентском договоре) носит притворный характер с целью уменьшить обязательства компаний перед бюджетом по налогам и сборам.

Очень часто, в ходе осуществления мероприятий налогового контроля, представители фискальных органов пытаются доказать необоснованность включения в состав затрат, формирующих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль сумм вознаграждений, выплаченных посреднику на основании заключенного договора опираясь на такие обстоятельства как применение посредником специального налогового режима либо наличие у посредника признаков «фирмы-однодневки». Согласно опубликованному ФНС России Приказу, одним из признаков ведения финансово-хозяйственной деятельности, характеризующейся высоким налоговым риском, является именно наличие договорных отношений с «фирмами-однодневками». По мнению налоговых органов, сделки с таким контрагентом могут быть признаны сомнительными, что неминуемо приведет к доначислениям. В этой связи за налогоплательщиком закрепляется обязанность по проявлению должной осмотрительности при выборе контрагента с тем, чтобы сделки, заключенные с ним, не вызвали сомнений в их деловой цели и отсутствии намерений в получении необоснованной налоговой выгоды.

Судебная практика по данному вопросу формируется далеко не всегда в пользу налогоплательщика. Например, в Постановлении Десятого арбитражного апелляционного суда от 27.03.2017 № 10АП-1533/2017 по делу № А41-69826/16 говорится о безуспешной попытке налогоплательщика оспорить решение налоговых органов, по которому компания должна была доплатить у бюджет недоимку по налогу на прибыль, размер которого, по мнению специалистов ФНС, был неправомерно занижен путем включения в состав затрат расходов на выплату вознаграждения посреднику. В ходе выездной проверки ими было установлено, что указанное вознаграждение было выплачено, некой компании, с которой был заключен агентский договор, предметом которого являлся поиск покупателей земельного участка. Для подтверждения права налогоплательщика на уменьшение налогооблагаемой прибыли на сумму произведенных затрат, понесенных в связи с оплатой услуг агента, проверяющими в рамках выездной налоговой проверки был проведен комплекс контрольных мероприятий, в ходе которых было установлено, что агентом выступала компания, фактически не оказавшая агентских услуг налогоплательщику. Также она не вела финансово-хозяйственную деятельность, а полученные от налогоплательщика денежные средства перечислялись на счета фирм, также не ведущих финансово- хозяйственной деятельности, не имеющих персонала, не выплачивающих вознаграждение физическим лицам, не имеющих каких-либо активов для ведения хозяйственной деятельности. Как указано в решении апелляционной инстанции, представителем налогоплательщика не были представлены доказательства проявления должной осмотрительности в отношении компании-агента, полученные до даты заключения анализируемого агентского договора. По итогам рассмотрения данного дела, суд поддержал налоговую инспекцию.

Читайте также:
Какую выбрать форму бизнеса (ИП или ООО), а также систему налогообложения для магазина разливного пива?

Рассматривая данный вопрос, нельзя ставить без внимания информацию, доведенную до сведения налогоплательщиков в одном из Писем ФНС России, в котором помимо прочего уделено пристальное внимание схемам финансово-хозяйственной деятельности с использованием «цепочки контрагентов» без наличия деловой цели. По мнению налоговых органов, ведение бизнеса с использованием большого числа посредников может свидетельствовать о получении необоснованной налоговой выгоды. Причем в самом Письме налоговые органы достаточно подробно описывают то, каким образом выглядит данная схема. Принципал в рамках осуществления своей основной деятельности номинально привлекает Агента для выполнения определенных задач, в частности, для поиска клиентов. Агентское вознаграждение связано с доходом, полученным в связи с выполнением контрактов с найденными Агентом заказчиками. При этом фактический поиск заказчиков, подготовка контрактов, ведение переговоров с заказчиком осуществляют должностные лица Принципала. Функция Агента фактически сводится к созданию документооборота, подтверждающего фиктивные затраты по выплате агентского вознаграждения. Представленная схема приводит к получению Принципалом необоснованной налоговой выгоды в виде включения в расходы затрат по фиктивным агентским договорам и занижению налога на прибыль организаций.

В свете вышесказанного налоговые органы подвергают особо тщательному анализу сделки, совершаемые в рамках посреднических соглашений на предмет выявления схем, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды путем создания видимости осуществления реальной финансово-хозяйственной деятельности. Типичный пример такой схемы – формальное привлечение агентов или иных посредников с целью создания документооборота по операциям посредничества, которые в реальности не имеют места быть.

Описанная выше схема уже не раз была выявлена в ходе осуществления контрольных мероприятий, между тем компании пытаются оспорить это в судебном порядке. Типичный тому пример – Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.01.2016 № 09АП-56855/2015 по делу № А40-12720/15 (Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 17.06.2016 № Ф05-7955/2016 данное постановление оставлено без изменения).

Суть рассматриваемого дела сводится к тому, что по итогам выездной налоговой проверки, налогоплательщику были доначислены суммы налога на прибыль и налога на добавленную стоимость, связанные с комиссионным вознаграждением по заключенным агентским договорам с одной из компаний. В рамках указанных договоров посредник должен был осуществить реализацию оборудования третьим лицам за установленное вознаграждение. Доводы налогоплательщика о том, что заключение договоров комиссии обусловлено экономическими факторами, что комиссионер вел самостоятельную финансово-хозяйственную деятельность, налоговыми органами и судом приняты не были. Суд поддержал в споре налоговые органы на том основании, что деятельность агента в проверяемом периоде носила технический характер, и сводилась к оформлению документов от своего лица в пользу группы компаний налогоплательщика. Результатом согласованных действий этих компаний явилось получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в виде завышения расходов для целей исчисления налога на прибыль, неправомерного заявления вычетов по НДС по взаимоотношениям с комиссионером.

Помимо перечисленного выше, при заключении посреднических договоров, предметом которых выступают товары (работы, услуги) не облагаемые налогом на добавленную стоимость, посреднику (агенту, комиссионеру) необходимо помнить об обязанности исчислить НДС на стоимость его услуг. Данная обязанность напрямую предусмотрена п. 7 ст. 149 НК РФ, о чем неоднократно напоминали чиновники финансового ведомства (см., например, Письмо Минфина РФ от 23.03.2010 № 03-07-11/74).

Список использованных источников:

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ.

Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 05.08.2000 № 117-ФЗ.

Семенихин В.В. Посреднические услуги. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ГроссМедиа, РОСБУХ, 2016. 873 с. // СПС КонсультантПлюс (режим доступа 29.05.2017).

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2004 г. № 85 «Обзор практики разрешения споров по договору комиссии»

Письмо ФНС России от 28 декабря 2012 г. № АС-4-2/22619@ «О способах ведения финансово-хозяйственно й деятельности с высоким налоговым риском».

Приказе ФНС России от 30 мая 2007 г. № ММ-3-06/333@ «Об утверждении Концепции системы планирования выездных налоговых проверок».

Шмелев Р.В. Агентский договор в гражданском праве Российской Федерации // СПС КонсультантПлюс (режим доступа 29.05.2017).

ВС пояснил, когда заказчик не вправе взыскивать убытки с подрядчика свыше общей стоимости работ

21 августа Верховный Суд РФ вынес Определение № 307-ЭС19-5190 по спору о взыскании заказчиком с подрядчика убытков по договору строительного подряда, состоящих из расходов на устранение недостатков выполненных работ и издержек на проведение строительно-технической экспертизы.

В июле 2017 г. ООО «Тич Ми Плиз Рус» (заказчик) и предприниматель Юлия Кузнецова (подрядчик) заключили договор строительного подряда, общая стоимость которого составила 400 тыс. руб. Согласно условиям договора общество перечислило предпринимателю предоплату на сумму 220 тыс. руб. В предусмотренный договором срок согласованные сторонами работы не были выполнены подрядчиком, а выполненные имели дефекты. Подрядчик не устранил недостатки, несмотря на просьбы заказчика, поэтому последний обратился в суд с иском о взыскании с ИП расходов на устранение недостатков выполненных им работ (свыше 692 тыс. руб.) и издержек на проведение строительно-технической экспертизы (25 тыс. руб.).

Арбитражный суд удовлетворил иск в полном объеме, взыскав с Юлии Кузнецовой все вышеуказанные денежные суммы. Далее апелляционный суд отказал в принятии жалобы ИП в связи с отказом в восстановлении пропущенного срока на ее подачу. Впоследствии кассационная инстанция оставила в силе решение суда первой инстанции.

Удовлетворяя требования общества в полном объеме, суды исходили из доказанности факта возникновения дефектов в пределах гарантийного срока. Суд первой инстанции признал некачественный характер выполненных ответчиком работ, оценив представленное истцом экспертное заключение ООО «Лаборатория строительной экспертизы». Выводы данного экспертного заключения были положены судом в основу решения об определении размера убытков в виде предстоящих расходов на устранение выявленных недостатков.

Читайте также:
Нужно ли нам сдавать отчетность и какие предусмотрены штрафы на незаполненный КУДиР?

Тогда Юлия Кузнецова обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, ссылаясь на нарушения норм материального и процессуального права.

Изучив обстоятельства дела № А56-88551/2017, высшая судебная инстанция со ссылкой на п. 13 Постановления Пленума от 23 июня 2015 г. № 25 разъяснила, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

ВС также указал, что если для устранения повреждений имущества истца используются новые материалы, то (за исключением установленных законом или договором случаев) расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, даже если стоимость имущества увеличится по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчик докажет или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной, более разумный и распространенный в обороте, способ исправления подобных повреждений аналогичного имущества.

Со ссылкой на п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 Суд отметил, что по смыслу ст. 15 и 393 ГК РФ кредитор доказывает наличие у него убытков, а также обосновывает их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и такими убытками. Должник вправе возражать относительно размера причиненных кредитору убытков и предъявлять доказательства о том, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер (ст. 404 ГК РФ).

В рамках рассматриваемого дела, как пояснил Верховный Суд, основанием для удовлетворения иска явилось нарушение ответчиком качества выполненных работ по обустройству пола, что было подтверждено заключением эксперта. Содержание экспертного заключения рекомендовало демонтировать напольное покрытие по всей площади до основания, обеспылить поверхность и выполнить укладку ПВХ-покрытия. В подготовленной экспертом смете на устранение недостатков стоимость оклейки полов плиткой ПФХ превысила 396 тыс. руб. Смета также предусматривала работы по разборке цементных полов на сумму свыше 71 тыс. руб.

Таким образом, сумма убытков, необходимая для устранения недостатков выполненных ответчиком работ, превысила согласованную сторонами цену всего договора (400 тыс. руб.). ВС РФ также подчеркнул, что в соответствующем приложении к договору стороны согласовали создание наливного бетонного пола, и такие работы подлежали выполнению из материала заказчика.

«Удовлетворяя иск в заявленной сумме, состоящей в большей части из расходов на приобретение плитки ПВХ, не согласованной сторонами в качестве материала при выполнении работ, суды не дали должной правовой оценки возможности и необходимости в целях восстановления права истца возложить на ответчика ответственность в виде взыскания убытков, включающих стоимость работ и материалов, отличных от предусмотренных условиями договора. Исходя из абз. 2 п. 2 ст. 393 ГК РФ, кредитор не вправе требовать возмещения убытков в размере большем, чем ему был причинен вред, и необходимом для восстановления его прав нарушением обязательства ответчиком, кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом», – отмечено в определении ВС РФ. Таким образом, Суд заключил, что судебные акты нижестоящих инстанций нельзя признать законными и обоснованными в отсутствие правового обоснования взыскания убытков в сумме, превышающей цену договора.

В связи с этим ВС отменил нижестоящие судебные акты и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При новом рассмотрении дела суду следует учесть приведенные в определении положения о толковании и применении ст. 15, 393 ГК РФ, а также установить разумный размер расходов, необходимых на устранение недостатков выполненных ответчиком работ.

Комментируя определение, адвокат АК «Бородин и Партнеры» Олеся Спиричева отметила, что законодатель не ограничивает размер убытков пределом цены договора, однако такое ограничение может быть установлено сторонами добровольно в условиях заключаемого ими договора, что встречается достаточно часто.

«Основанием для отмены судебных актов нижестоящих инстанций послужил не сам по себе факт превышения размера убытков над ценой договора, а возмещение убытков истцу в размере большем, чем размер причиненного ему вреда (нарушение абз. 2 п. 2 ст. 393 ГК РФ), – пояснила эксперт. – Сторонами договора было согласовано выполнение работ гораздо более дешевыми строительными материалами (бетон), чем те материалы, которые были взяты экспертами для расчета размера убытков (плитка ПВХ)».

Юрист Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Екатерина Хазова полагает, что определение ВС РФ не ограничивает возможность заявлять убытки в размере больше стоимости работ по договору: «Оно лишь устанавливает необходимость полного выяснения всех обстоятельств дела для его правильного рассмотрения, в том числе досконального изучения условий спорного договора».

По словам эксперта, размер убытков в рамках рассматриваемого дела по большей части складывался из стоимости материалов для проведения работ. «В смете к договору не был согласован ни данный вид материала, так как его приобретение входило в обязанности заказчика, ни вид работ, для которого нужно было бы закупить этот вид материала. Соответственно, суду первой инстанции теперь предстоит дать оценку, возможно, посредством проведения еще одной, уже судебной, экспертизы, проведение каких видов работ и с использованием каких материалов могло бы восстановить нарушенное право заказчика в связи с ненадлежащим качеством выполнения работ», – предположила Екатерина Хазова.

Читайте также:
Можно ли ИП применять ЕНВД для ведения деятельности по ремонту автоэлектрики?

Юрист полагает, что ВС подчеркнуто не ограничивает размер убытков в виде расходов для восстановления нарушенного права размером указанной в договоре стоимости и не исключает возможность увеличения стоимости имущества лица, которому причинен ущерб, за счет взыскания размера реального ущерба. «Суд лишь устанавливает, что такие убытки должны быть обоснованы исходя из всех условий соответствующего договора и всех обстоятельств его исполнения. Можно предположить, что взыскание убытков в размере большем, чем стоимость работ по договору, возможно, например, когда посредством некачественного выполнения работ были причинены существенные повреждения имуществу, устранение которых потребует несения значительных расходов», – пояснила она.

По мнению Екатерины Хазовой, определение Суда не создает новых постулатов, которые бы изменили принципы или порядок взыскания убытков, а лишь лишний раз подчеркивает необходимость более тщательного изучения нижестоящими судами всех фактических обстоятельств дела при вынесении решения.

Партнер «Law & Commerce Offer» Антон Алексеев отметил, что ВС РФ сделал логичный и законный вывод о том, что в рассматриваемом случае восстановление прав кредитора должно быть в том объеме, в каком это закреплял спорный договор. «На практике не исключены попытки ограничить размер убытков, понесенных кредитором, ценой договора подряда, однако при этом нельзя исключать из суммы убытков и расходы кредитора, связанные с устранением (демонтажом) некачественных работ», – считает он. Эксперт добавил, что ВС определил для подрядчиков некоторые границы, в рамках которых с них могут быть взысканы убытки при некачественном выполнении работ.

Как определить доход посредника по сделке

Минфин России пояснил, как определить предельный размер доходов, ограничивающий ­пра­­во на применение упрощенной системы такой категории налогоплательщиков, как комиссионеры или агенты (то есть посредники) и комитенты (принципалы). Казалось бы, что тут сложного? Однако на практике возникают вопросы… (ПИСЬМО МИНИСТЕРСТВА ФИНАНСОВ РФ от 07.10.13 № 03-11-06/2/41436)

Общие положения о доходе

При этом величина предельного размера доходов налогоплательщика, ограничивающая его право на применение упрощенной системы налогообложения, подлежит индексации в порядке, предусмотренном пунктом 2 статьи 346.12 НК РФ.

Доход у посредника

При этом не признаются доходы, предусмотренные статьей 251 НК РФ. А подпунктом 9 пункта 1 этой статьи прямо предписано: при определении объекта налогообложения не учитывать доходы в виде имущества (включая денежные средства), поступившего комиссионеру, агенту, иному поверенному в связи с исполнением обязательств по договору комиссии, агентскому договору или другому аналогичному договору, а также в счет возмещения затрат, произведенных комиссионером, агентом, иным поверенным за комитента, принципала и (или) иного доверителя, если такие затраты не подлежат включению в состав расходов посредника. К указанным доходам не относится лишь сумма вознаграждения.

Таким образом, комиссионер, агент, иной поверенный, применяющий упрощенную систему налогообложения и осуществляющий прием имущества (включая денежные средства) по поручению комитента, принципала, иного доверителя, в качестве доходов отражает только сумму своего вознаграждения. Следовательно, нет сомнений, что и при определении предельного размера доходов, предусмотренного пунктом 4 статьи 346.13 НК РФ, такой налогоплательщик учитывает тоже только сумму комиссионного, агентского или иного аналогичного вознаграждения.

Доход принципала

И это совершенно справедливо: ведь у налогоплательщиков-комитентов, как указано в подпункте 3 пункта 1 статьи 264 НК РФ, комиссионные вознаграждения, уплачиваемые комиссионерам за оказанные ими услуги, относятся к прочим расходам.

Поэтому, в связи с тем что комиссионное вознаграждение, уплачиваемое комитентом комиссионеру или удерживаемое комиссионером самостоятельно из сумм, поступающих к нему за счет комитента, относится к расходам комитента, у комитента, применяющего упрощенную систему, суммы посреднического вознаграждения не могут в принципе уменьшать величину их доходов. При этом не имеет значения, какой объект обложения – «доходы» или «доходы минус расходы» – выбрал комитент.

Все ли так просто с определением дохода посредника

В данном случае, по мнению финансистов, вся сумма полученных посредником от комитента (принципала) денежных средств, предназначенных на исполнение поручения, должна включаться комиссионером (посредником) в состав доходов, учитываемых при определении налоговой базы по единому налогу.

И только в дальнейшем, при расчете конкретного размера агентского вознаграждения, организация-агент имеет право скорректировать полученные доходы на сумму, перечисленную поставщику товаров (работ, услуг), за вычетом суммы своего вознаграждения, которым является экономия, полученная при заключении сделки (письмо Минфина России от 30.09.13 № 03-11-06/2/40279).

Очевидно, что такой подход крайне не выгоден для налогоплательщиков.

Ведь дальнейшая корректировка, которую, кстати, не ясно, когда проводить (в первоначальном периоде или в периоде установления конкретного размера вознаграждения), может не спасти от необходимости отказаться от использования «упрощенки» в связи с превышением лимита доходов в размере 60 млн руб. в периоде получения денежных средств от принципала (комитента).

Более проста ситуация, если размер посреднического вознаграждения установлен в процентном выражении и по условиям договора перечисленная комитентом сумма включает в себя такое вознаграждение.

Тогда из суммы поступивших средств действительно необходимо выделить аванс посредника и включить его в состав доходов.

Если же из документов по сделке следует, что сумма, переданная комитентом комиссионеру на закупку товара или другие расходы, не включает комиссионное вознаграждение, налоговым инспекторам, по нашему мнению, будет весьма проблематично доказать факт получения посредником авансовых платежей в счет оказания услуг по договору комиссии.

Учитывая все это, посредникам нужно более внимательно относиться к проработке условий комиссионных (агентских) договоров, касающихся определения цены комиссионной услуги.

Иными словами, в договорах нужно четко прописывать размер вознаграждения и порядок его уплаты (предварительный, последующий, отдельными платежами, возможность удержания посреднического вознаграждения комиссионером, агентом и т. п.).

Читайте также:
На какую сумму 1-го% от годового дохода можно уменьшение налога по УСН ?

Опубликовано в журнале «Документы и комментарии» № 22, ноябрь 2013 г.

ВНИМАНИЕ!

Скоро на «Клерке» стартует обучение на онлайн-курсе повышения квалификации для получения удостоверения, которое попадет в госреестр. Тема курса: управленческий учет.

  • Длительность 120 часов за 1 месяц
  • Ваше удостоверение в реестре Рособрнадзора (ФИС ФРДО)
  • Выдаем Удостоверение о повышении квалификации
  • Курс соответствует профстандарту «Бухгалтер»

Повысьте свою ценность как специалиста в глазах директора. Смотреть полную программу

Взыскание убытков с поставщика

Речь в данной статье пойдет о защите предпринимателей, профессионально занимающихся поставками товаров, в том числе для государственных и муниципальных нужд. Статья подготовлена на основании дела №А73–4607/2017 из практики автора.

Поставки характеризуются высокой степенью предпринимательского риска. Товар, который в последующем реализуется поставщиками, обычно закупается у непосредственных изготовителей, дилеров, крупных оптовиков и т.д. Для оптимизации складских расходов и расходов по перевозке, товар закупается поставщиком непосредственно перед поставкой конечному покупателю.

Споры начинаются, когда оптовик (производитель) нарушает сроки поставки товара, предоставляет товар ненадлежащего качества, ассортимента или поставляет только часть товара или иным образом срывает поставку товара. В этом случае поставщик вынужден нарушать условия уже собственных договорных обязательств и нести бремя ответственности за это перед конечным покупателем: расторжение договора поставки, штрафы, пени, возмещение убытков, утрата обеспечения, утрата деловой репутации и т.д. А если речь идет о государственной закупке, то с большой долей вероятности информация о таком поставщике будет внесена в реестр недобросовестных поставщиков и он больше не сможет осуществлять поставки для государственных и муниципальных нужд.

Как известно, не относятся к обстоятельствам непреодолимой силы нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств (п. 3 ст. 401 Гражданского кодекса РФ).

При этом поставщик, если его поставка конечному потребителю все же сорвалась из-за недобросовестного поведения оптовика (производителя), имеет право взыскать с него убытки, понесенные в связи с нарушением договорных условий.

Так, в качестве убытков можно взыскать штрафы, пени, уплаченные конечному покупателю за вынужденное нарушение условий договора, а также разницу между стоимостью договорной цены с конечным потребителем и ценой закупки товара у оптовика. Важным является то, что сумма убытков должна быть уменьшена на стоимость осуществленных поставщиком приготовлений к исполнению условий договора (например, на стоимость перевозки товара до конечного покупателя, стоимость доставки и сборки товара на объекте, если это предусмотрено условиям договора, и т. д.). Размер суммы убытков должен быть максимально приближен к размеру возможной прибыли, полученной от поставки товара конечному потребителю при условии надлежащего исполнения условий договора производителем (оптовиком).

Так, согласно ст. 15 Гражданского кодекса РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В соответствии с п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» по смыслу статьи 15 Гражданского кодекса РФ упущенной выгодой является неполученный доход, на который увеличилась бы имущественная масса лица, право которого нарушено, если бы нарушения не было.

Поскольку упущенная выгода представляет собой неполученный доход, при разрешении споров, связанных с ее возмещением, следует принимать во внимание, что ее расчет, представленный истцом, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер. Это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске.

Согласно п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (п. 1 ст. 393 Гражданского кодекса РФ). Если иное не предусмотрено законом или договором, убытки подлежат возмещению в полном размере: в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом (ст. 15, п. 2 ст. 393 Гражданского кодекса РФ).

При несогласии с суммой иска ответчик должен предоставить свой контрасчет с обоснованием своей позиции согласно ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

Для вынесения положительного решения по делу суд должен установить следующие обстоятельства:

•факт противоправного поведения должника (нарушение им обязательства);

•возникновение негативных последствий у кредитора (понесенные убытки, размер таких убытков);

•наличие причинно-следственной связи между противоправным поведением должника и убытками кредитора.

Важными для рассмотрения дела являются доказательства того, что поставщик предпринял все необходимые и достаточные меры для получения дохода по договору поставки с конечным потребителем.

При определении размера упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления (п. 4 ст. 393 Гражданского кодекса РФ). Однако положение п. 4 ст. 393 Гражданского кодекса РФ не означает, что в состав подлежащих возмещению убытков могут входить только расходы на осуществление таких мер и приготовлений. Так, в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять также любые другие доказательства возможности ее извлечения. При этом должник не лишен права представить доказательства того, что упущенная выгода не была бы получена кредитором.

Читайте также:
Можно ли мне совмещать 2 системы налогообложения или придется выбирать?

То есть истец для взыскания убытков должен доказать, что в случае поставки товара оптовиком (производителем) в надлежащем порядке, он смог бы надлежащим образом и в срок исполнить свои обязательства по поставке конечному потребителю. Если в суде ответчиком будет доказано иное, во взыскании убытков с производителя будет отказано.

Дела о взыскании убытков относятся к категории сложных дел, т. к. требуют особого внимания к доказательной базе и доводам второй стороны. В связи с чем рекомендуется перед подачей иска обратиться за консультацией к квалифицированному юристу.

МЕДВЕДЕВА АЛЕКСАНДРА, ЮРИСКОНСУЛЬТ ООО «ЦЕНТР ЮРИДИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ»

Источник публикации: информационный ежемесячник «Верное решение» выпуск № 02 (184) дата выхода от 20.02.2018.

Статья размещена на основании соглашения от 20.10.2016, заключенного с учредителем и издателем информационного ежемесячника «Верное решение» ООО «Фирма «НЭТ-ДВ».

Подарок на уголовку: кого и как судят за «откаты»

За что и кому дают деньги

Коммерческий подкуп («откат») не нужно путать со взяткой. Обвиняемыми в первом случае выступают лишь сотрудники коммерческих фирм. А фигурантами дел о взяточничестве являются госслужащие и работники госкомпаний.

Хотя все эти преступления Верховный суд относит к одному виду – коррупционные составы (Постановление Пленума ВС от 9 июля 2013 года № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях»). Большое количество подобных преступлений совершают наемные руководители или финансовые директора предприятий, говорит партнер Феоктистов и партнеры Феоктистов и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право × Руслан Долотов.

Одна из таких схем строится, когда продукцию закупают у конкретной организации. Коммерческие фирмы не обязаны приобретать товары через гостендеры, поэтому поставщики сами предлагают «откат», чтобы «наладить» взаимовыгодные отношения с заказчиком. Так, в Тамбове начальник отдела завода «Электроприбор» обеспечивал двух поставщиков постоянными заказами с предприятия, за что получал процент от каждой сделки. Его приговорили к штрафу в 500 000 руб.

– как средство конкурентной борьбы, где «подарок» обменивают на заключение выгодного договора (дело № 1-16/2020);

– чтобы установить приоритетные условия отгрузки товаров (дело № 1-178/2020);

– урегулировать проблемы с подписанием актов о приемке выполненных работ и обеспечить отсутствие претензий со стороны заказчика (дело № 1-61/2020).

Дела подобрал Алексей Сердюк из Князев и партнеры Князев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании × .

Еще один распространенный вариант, когда «откат» передают за подписание актов выполненных услуг, – если фактически там есть недостатки. Так, замгендиректора ООО «Центрстройинвест-2000» Алексей Милованов заплатил 630 000 руб. исполнительному директору АНО «Политехинжиниринг» Андрею Хацкевичу, чтобы тот подтвердил объем работ по реконструкции столичного Политехнического музея, выполненных строительной фирмой. Суд приговорил Хацкевича к трем годам лишения свободы в колонии, а Милованов отделался условным сроком (дело № 10-8015/2018).

Актуальна проблема с подкупом для предпринимателей, которые находятся в зависимом положении, уверяет Долотов. Речь идет о ситуации, когда директор крупного ТЦ предлагает арендатору выплачивать деньги, чтобы за ним сохранилось конкретное торговое место. На этом попался глава Лефортовского рынка в Москве Данила Держиев. Его приговорили к двум с половиной годам лишения свободы (дело № 10-4157/2013).

В крупных магазинах встречается и другая коррупционная схема. Чтобы разместить на полках свою продукцию, поставщики платят откаты владельцам или сотрудникам торговой сети, рассказывает советник Казаков и партнеры Казаков и партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Уголовное право 12 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 25 место По количеству юристов 27 место По выручке Профайл компании × Алексей Ануфриенко. Три года назад за подобное преступление осудили главного технолога ТД «Перекресток» Ольгу Паринову. Она вместе со своим мужем вымогала у ООО «Компания «Кулинарные технологии» 36 млн руб., чтобы фирма могла поставлять свою продукцию на прилавки супермаркетов. Паринова получила пять с половиной лет колонии, а ее супруг на полгода меньше (дело № 01-0011/2017 (01-0744/2016)).

Подкупают и сотрудников службы безопасности, чтобы те закрыли глаза на коррупционные схемы в компании и вокруг нее, предупреждает Матвей Протасов. По словам управляющего партнера Большаков, Челышева и партнеры Большаков, Челышева и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании × Артура Большакова, иногда сотрудники компаний не боятся получать ежемесячные незаконные вознаграждения переводами на счет: «Подтвердить факт подкупа в таких случаях значительно проще, даже если банковская карта принадлежит кому-то из родственников или близких». А сложнее всего будет доказать преступление, если злоумышленнику передают суммы наличными, утверждает Долотов.

Но «подарки» могут принимать и завуалированную форму, предупреждает адвокат Князев и партнеры Князев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании × Алексей Сердюк: «Начиная от предоставления кредита с заниженной процентной ставкой и заканчивая бесплатными турпутевками, строительством дач и ремонтом квартир».

Был случай, когда ко вновь назначенному гендиректору фирмы пришел «знакомиться» действующий подрядчик и принес с собой конверт с деньгами. Новый руководитель отказался их брать и посоветовал отдать в детдом. История повторялась несколько месяцев подряд. Через год, когда сумма стала уже внушительной, топ-менеджер дрогнул и сразу же был задержан сотрудниками ФСБ по подозрению в получении коммерческого подкупа.

Сергей Токарев, бывший следователь по особо важным делам СКР, старший партнер Q&A

Как наказывают

За подкуп наказывают не менее сурово, чем за взятки. По ст. 204 УК максимальный срок лишения свободы составляет 12 лет. В последние годы число приговоров по этому составу резко сократилось. Токарев и Протасов связывают такие изменения с законодательными новеллами, принятыми пять лет назад. Тогда топ-менеджеров госкомпаний приравняли к госслужащим и стали судить за «злоупотребление полномочиями» вместо подкупа. Еще одну возможную причину называет адвокат Забейда и партнеры Забейда и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право × Николай Яшин: число таких дел могло снизиться, потому что в 2016 году появились отдельные составы («Посредничество в коммерческом подкупе» и «Мелкий коммерческий подкуп»), за которые раньше наказывали по ст. 204 УК.

Читайте также:
Оплата авансового платежа за полугодие?

Расследовать подобные дела всегда было сложно. Во-первых, возбуждать их можно лишь с согласия руководства компании, где работает получатель коммерческого подкупа, подчеркивает Долотов. Если факт передачи денег нарушает интересы третьих лиц, то дело могут инициировать и без одобрения топ-менеджмента фирмы, подчеркивает эксперт.

Зачастую такие уголовные дела возбуждают с нарушением процессуального порядка. Например, без заявления или согласия потерпевшего. Статус потерпевшего в некоторых случаях присваивается без всяких на то оснований в угоду интересам правоохранителей. Либо к участию в деле в качестве потерпевших формально привлекаются лица, интересы которых фактически не пострадали.

Дмитрий Солдаткин, управляющий партнер МКА «Солдаткин, Зеленая и Партнёры» (SZP Law) МКА «Солдаткин, Зеленая и Партнёры» (SZP Law) Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право ×

Еще одна трудность в том, что обычно деньги передают тайно. Поэтому без «прослушек» или перехваченных переписок правоохранительным органам сложно доказывать эти составы, утверждает Большаков. Но в последнее время наметилась тенденция к снижению стандартов доказывания, поэтому следствие сейчас может опираться на одни свидетельские показания, констатирует Ануфриенко.

Когда нет состава и какая защита от необоснованных обвинений

Если деньги передают за действия, которые не входят в служебные полномочия получателя подкупа, или тот в силу своего служебного положения не может их совершить, то преступления не будет, объясняет Токарев. Аналогичным исходом закончится и провокация подкупа со стороны силовиков.

Довольно распространенный способ снизить размер наказания – добиться переквалификации подкупа в особо крупном размере (7–12 лет лишения свободы) на мошенничество в особо крупном размере (0–10 лет лишения свободы).

Тимур Хутов, партнер Коблев и партнеры Коблев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании ×

Чтобы обезопасить себя от обвинений по такому составу, Яшин советует сотруднику хранить не только свою должностную инструкцию, но и аналогичную бумагу о полномочиях непосредственных руководителей: «На тот случай, если документ неожиданно перепишут или он «пропадет».

Аналитика Аналитические обзоры

Взыскание убытков, связанных с нарушениями в сфере закупок: перспективы и риски

Нарушения при проведении закупок в соответствии с Федеральным законом от 05.04.2013 № 44-ФЗ “О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд” (далее – Закон № 44-ФЗ) и Федеральным законом от 18.07.2011 № 223-ФЗ “О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц” (далее – Закон № 223-ФЗ) не являются редкостью. Только за 2017 год в антимонопольные органы поступило более 80 000 жалоб на нарушения Закона № 44-ФЗ, из которых более 31 000 были признаны обоснованными. В отношении Закона № 223-ФЗ количество жалоб значительно меньше (чуть более 7 000), но почти половина из них была признана обоснованными. Таким образом, вероятность столкнуться с нарушениями при проведении закупок довольно велика. Безусловно, часть нарушений носит исключительно формальный характер и никак не влияет на итоги закупочной процедуры. Однако многие нарушения влекут существенные имущественные потери для заказчиков и участников закупок.

В настоящем обзоре мы, основываясь на сложившейся судебной практике, рассмотрим:

что пытаются возместить в качестве убытков заказчики и участники закупок;

в каких случаях существует перспектива удовлетворения требования о взыскании убытков;

с кого, помимо заказчика, участник закупки потенциально может потребовать возмещения убытков.

Взыскание убытков заказчиком

Анализ судебной практики показал, что заказчики, как правило, предъявляют требования о взыскании убытков в ситуации, когда победитель закупки уклоняется от заключения договора с заказчиком. В результате заказчик заключает договор со вторым участником закупки по более высокой цене, чем была предложена победителем закупки. Разницу в цене между предложением второго участника закупки и предложением победителя заказчики зачастую и пытаются взыскать с победителя закупки как свой реальный ущерб.

Возможность предъявления подобных требований прямо предусмотрена и законодательством Российской Федерации. Так, в части 4 статьи 54 Закона № 44-ФЗ предусмотрено, что при уклонении победителя конкурса от заключения контракта заказчик вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных уклонением от заключения контракта в части, не покрытой суммой обеспечения заявки. Аналогичные положения предусмотрены Законом № 44-ФЗ и для иных способов закупок.

Однако наличие указанных нормативных положений вовсе не исключает обязанность заказчика доказать наличие всех иных условий для взыскания убытков, предусмотренных Гражданским кодексом РФ. В связи с этим подавляющее большинство судов[1] отказывают в удовлетворении требований заказчиков по следующим причинам:

заключение договора со вторым участником закупки является правом, а не обязанностью заказчика. В связи с этим, если цена второго участника закупки не устраивает заказчика, он имеет право не заключать договор с ним, а провести закупку заново. Следовательно, прямая причинно-следственная связь между дополнительными расходами заказчика и действиями победителя закупки отсутствует;

Читайте также:
Когда нужно сдавать отчеты в ФСС и ПФР в процессе ликвидации ООО?

ценовое предложение второго участника закупки не превышает начальную (максимальную) цену договора. Начальная (максимальная) цена была обоснована заказчиком и является разумной ценой для заключения договора. При этом заказчик, объявляя закупку, выразил свое согласие заключить договор по цене, не превышающей начальную (максимальную) цену договора. Таким образом, при заключении договора со вторым участником закупки у заказчика не возникают убытки.

В то же время случаи удовлетворения подобных требований заказчика о взыскании убытков встречаются в практике Девятого арбитражного апелляционного суда[2]. Суд исходит из того, что с момента составления протокола оценки и сопоставления заявок у заказчика возникает право на получение предмета закупки по цене, указанной в заявке победителя. В результате отказа победителя от заключения договора указанное право заказчика нарушается. Соответственно, заказчик вправе взыскать с победителя закупки разницу в цене между его заявкой и заявкой второго участника закупки в части, не покрытой суммой обеспечения заявки. Однако обращаем внимание, что удовлетворение указанных требований является скорее исключением, а не правилом.

Взыскание убытков участником закупки

Реальный ущерб

Наиболее распространенное требование участников закупочных процедур – это требование о взыскании в качестве убытков расходов на получение банковской гарантии исполнения договора. Согласно части 4 статьи 96 Закона № 44-ФЗ контракт заключается после предоставления победителем закупки обеспечения исполнения контракта. Одним из способов обеспечения исполнения контракта является банковская гарантия, за выдачу которой победитель закупки выплачивает банку комиссию. Судебная практика показывает, что успешно взыскать банковскую комиссию с заказчика победитель закупки может в следующих случаях:

уклонение заказчика от заключения договора[3];

расторжения договора в связи с отсутствием у заказчика необходимого финансирования[4];

расторжения договора в связи с получением предписания антимонопольного органа об устранении нарушений заказчика, допущенных при проведении закупки[5].

В удовлетворении требований победителей закупок в данных случаях ключевую роль играет именно тот факт, что предоставление обеспечения исполнения договора является обязательным в силу требований законодательства. В случае же если участник закупки пытается взыскать с заказчика расходы, понесенные по его собственной инициативе, то перспектива удовлетворения подобных требований судом невысока.

Так, в одном из дел участник закупки получил процентный заем для целей финансирования обеспечения своего участия в закупке, однако заказчик отменил закупку с нарушением нормативно установленных сроков. В связи с этим участник закупки обратился в суд с требованием о взыскании процентов по займу в качестве убытков. Суд в удовлетворении требования отказал, отметив, что между отменой закупки и уплатой истцом процентов по договору займа отсутствует прямая причинно-следственная связь. Участник закупки является субъектом предпринимательской деятельности, заключившим договор займа на свой страх и риск; заказчик в этом договоре никак не участвует[6].

По схожим причинам вряд ли удастся взыскать с заказчика расходы по подготовке к исполнению контракта, понесенные победителем закупки до его заключения. В одном из дел победитель закупки, не дожидаясь заключения контракта, приобрел необходимые для его исполнения материалы. Впоследствии контракт в связи с нарушением со стороны заказчика так и не был заключен. Однако возместить понесенные расходы победителю закупки не удалось. Суд указал, что действия по приобретению материалов до заключения контракта были предприняты в рамках ведения коммерческой деятельности истца, которая основана на самостоятельном несении экономических рисков. По указанным причинам прямая причинно-следственная связь между понесенными расходами и неправомерными действиями заказчика отсутствует[7].

В приведенных выше примерах участник закупки пытался взыскать убытки в виде реального ущерба с заказчика. Однако на этом круг потенциальных ответчиков не исчерпывается. Так, участник может понести убытки в связи с нарушениями, допущенными банком. В одном из дел банком была выдана банковская гарантия исполнения договора, не соответствовавшая установленным требованиям. В результате победитель закупки, предоставивший заказчику указанную гарантию, был признан уклонившимся от заключения договора и заказчиком было удержано обеспечение заявки на участие в закупке. Удержанная сумма обеспечения заявки впоследствии была успешно взыскана победителем закупки с банка-нарушителя.

Упущенная выгода

У участников закупок часто возникает вопрос о взыскании упущенной выгоды с заказчика. При этом в качестве упущенной выгоды, как правило, рассматривается прибыль, которую участник мог бы получить в случае заключения и исполнения договора с заказчиком.

С точки зрения потенциальных перспектив удовлетворения требования о взыскании упущенной выгоды могут быть разделены на две группы.

Первая группа – это требования о взыскании упущенной выгоды, предъявляемые участником закупки, который неправомерно не стал ее победителем в связи с тем, что:

его заявка на участие в закупке была неправомерно отклонена;

заявка победителя закупки была необоснованно признана надлежащей; или

заказчиком были допущены нарушения при оценке заявок.

Перспектива удовлетворения требования о взыскании неполученной прибыли по незаключенному договору с заказчика в указанных случаях крайне невелика. Большинство судов отказывают в удовлетворении такого требования по следующим причинам:

истцу сложно доказать, что именно он стал бы победителем закупки при отсутствии нарушения со стороны заказчика. Оценка заявок является исключительным полномочием закупочной комиссии. Поэтому даже при условии наличия решения антимонопольного органа, подтверждающего факт нарушения, достоверно определить, кто должен был стать победителем закупки в отсутствие нарушения, практически невозможно. Как отметил в одном из определений Верховный Суд РФ[8], необоснованное отклонение заявки повлекло за собой невозможность участия в закупке, но никак не возникновение убытков. Само по себе неучастие в конкурсе истца не свидетельствовало о том, что поданная им заявка в любом случае была бы признана лучшей;

истец не смог доказать, что им были предприняты достаточные меры для самой возможности получения дохода.

Читайте также:
По какой форме подать заявление P21001 или Р14001 при добавлении кодов ОКВЭД?

Таким образом, ключевые сложности в данном случае возникают с доказыванием наличия убытков и прямой причинно-следственной связи между убытками и допущенным заказчиком нарушением.

В то же время указанные сложности не исключают полностью возможность взыскания убытков. Так, возможность взыскания убытков существует при наличии совокупности следующих обстоятельств[9]:

факт нарушения со стороны заказчика подтвержден решением антимонопольного органа;

закупка производилась исключительно по ценовым или иным “формульным” критериям, которые позволяют достоверно определить присваиваемое участникам количество баллов;

участник имел реальную возможность исполнить договор (например, договор относится к обычной сфере деятельности участника закупки; у участника имеется необходимое оборудование и персонал для исполнения договора).

Вторая группа – это требования о взыскании упущенной выгоды, предъявляемые победителем закупки, с которым неправомерно не был заключен договор в связи с тем, что:

заказчик уклонился от заключения договора; или

победитель закупки неправомерно признан уклонившимся от заключения договора.

В данном случае истец уже был признан победителем закупки, поэтому один из ключевых проблемных моментов в доказывании, который был описан выше, исключен. Требования истца с высокой долей вероятности будут удовлетворены при наличии совокупности следующих обстоятельств:

факт нарушения со стороны заказчика подтвержден решением антимонопольного органа;

истец имел реальную возможность исполнить договор;

нарушение заказчика привело к незаключению договора и неполучению истцом прибыли; при этом восстановить права истца путем заключения договора невозможно[10].

Таким образом, взыскание с заказчика упущенной выгоды в размере неполученной прибыли по договору имеет большие перспективы в случае, если истцом выступает победитель закупки. Если же истец не является победителем закупки, то шанс взыскания упущенной выгоды с заказчика относительно невысок.

Помимо действий заказчика, упущенную выгоду участника закупки могут вызвать действия иных хозяйствующих субъектов.

Так, в одном из дел лицо было признано победителем закупки[11]. Однако предоставленная заказчику банковская гарантия исполнения договора не соответствовала требованиям закупочной документации, что привело к признанию победителя уклонившимся от заключения договора. Поскольку в данном случае имущественные потери победителя закупки не были связаны с нарушениями заказчика, победитель закупки предъявил требование о возмещении убытков к банку, выдавшему банковскую гарантию. Суд частично удовлетворил требование, взыскав с банка 50% расходов на оформление банковской гарантии и 50% неполученной прибыли по незаключенному договору. Уменьшение размера ответственности банка было связано с тем, что победитель закупки участвовал в согласовании условий банковской гарантии, а следовательно, негативные последствия наступили по вине обеих сторон (статья 404 Гражданского кодекса РФ).

В другом случае участник закупки предъявил требование о взыскании убытков в размере неполученной прибыли по договору к победителю закупки[12]. Требование было основано на том, что ответчик предоставил в составе заявки недостоверную информацию, что привело к его победе в закупке. Требование не было удовлетворено, поскольку истец не смог доказать, что в случае отсутствия нарушения он был бы признан победителем. Кроме того, суд отметил, что согласно расчетам упущенной выгоды прибыль истца должна была составить 300% от себестоимости товаров, что свидетельствует о недобросовестности лица и недоказанности размера убытков.

Таким образом, в зависимости от конкретных обстоятельств следует оценивать перспективы взыскания убытков не только с заказчика, но и с иных лиц, чьи действия привели к негативным имущественным последствиям для участника закупки.

Вероятность столкнуться с нарушением при проведении закупки и понести имущественные потери довольно высока. Взыскание убытков является действенным механизмом для возмещения понесенных имущественных потерь. На практике подобные иски предъявляются довольно часто. Как было рассмотрено в настоящем обзоре, перспектива взыскания убытков в значительной степени зависит от конкретных обстоятельств нарушения. Вместе с тем внимательный и компетентный подход к формированию доказательственной базы и подготовке правовой позиции может значительно увеличить вероятность удовлетворения заявленных требований.

[1] См., в частности, Определение ВС РФ от 26.12.2016 № 307-КГ16-17236 по делу № А56-88984/2015, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 22.02.2018 № Ф05-498/2018 по делу № А40-86053/2017, Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28.04.2017 № Ф02-822/2017 по делу № А10-3483/2016.

[2] Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.04.2017 № 09АП-10350/2017-АК по делу № А40-242439/16; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.12.2015 № 09АП-50215/2015-ГК по делу № А40-120056/15.

[3] См., в частности, Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 25.12.2017 по делу № А48-3196/2016.

[4] См., в частности, Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 28.06.2017 по делу № А63-9196/2016.

[5] См., в частности, Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.02.2016 № 13АП-30238/2015 по делу № А56-25406/2015.

[6] Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22.03.2016 по делу № А21-4148/2015.

[7] Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 15.01.2016 по делу № А77-387/2014.

[8] Определение Верховного Суда РФ от 19.05.2017 № 307-ЭС17-4652 по делу № А56-3984/2016.

[9] Решение Арбитражного суда Липецкой области от 27.05.2015 по делу № А36-6879/2014.

[10] См., в частности, Определение Верховного Суда РФ от 24.09.2015 по делу № А69-2700/2014, Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 20.04.2017 по делу № А33-26753/2015, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 09.11.2016 по делу № А45-532/2016.

[11] Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.07.2016 по делу № А40-132130/2015.

[12] Постановление Арбитражного суда Московского округа от 04.07.2017 по делу № А40-222077/2016.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: